Учреждения::Продармия

       Х ВСЕРОССИЙСКИЙ КОНКУРС ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ СТАРШЕКЛАССНИКОВ «ЧЕЛОВЕК В ИСТОРИИ. РОССИЯ – ХХ ВЕК»

ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ АРМИЯ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ: 1918-1921 гг.                                  (на примере Пензенского края)

Автор: Никитин Владислав,  ученик 11 класса средней школы № 31 г. Пензы

Руководитель: Полосин Николай Иванович, кандидат исторических наук, декан факультета управления образованием, доцент кафедры истории и социальных наук ГОУ ДПО «Пензенский институт развития образования»  

2009

 

СОДЕРЖАНИЕ

Введение
Глава 1. Военный коммунизм и продовольственная диктатура большевиков
1.1. Военный коммунизм
1.2. Чрезвычайные продовольственные меры
1.3 Рабочий класс
1.4 Комитеты бедноты
1.5 Продразверстка
Глава 2. Продовольственные меры в Пензенской области
2.1.  Продовольственный кризис в провинции и пути его преодоления
2.2.Продовольственная милиция
Заключение
Список использованной литературы и источников
Приложение

 

Введение.

 

Ушедший в историю  XX век – время, историческая эпоха, к которым вновь и вновь будут обра­щать свои взоры не только вступившие в третье тысячелетие граждане России, писатели, поэты, публицисты, исследователи-современники, но и наши потомки. Причин тому множество. Одной из них является та, что ушедший век был, несомненно, самым деспотичным, кровавым и драматичным из всей более чем тысячелет­ней истории нашего Отечества. С другой стороны, чем дальше уходит в историю ХХ век, тем больший интерес он вызывает у всех. Автор не считает, что в истории  нашей страны в  ХХ веке были лишь одни мрачные страницы. Но коль они всё же были, то об этих событиях должны все знать для того, чтобы это прошлое никогда и не могло повториться.

Прожитые россиянами годы в ушедшем столетии, увы, не кажутся сегодня столь безоблачными и беспроблемными. Особенно страшными страницами истории ушедшего века являются картины советского эксперимента над собственными соотечественниками. И это никак не может укладываться в формулу человеческих представлений о бредовых идеях, несбыточных мечтаниях большевиков, их утопиях «свободы, равенства и братства»: слишком высокой оказалась цена большевистского выбора в 1917 году. Однако это случилось потому, что такое могло произойти только в «великой, могучей и убогой» России, как подметил в своё время Н.А. Некрасов. Таков, вероятно, менталитет россиянина, особенностью которого является терпение и бунт, бунт страшный, кровавый… А если бунтовщикам дать власть, то узнаешь, какие это люди!

Для истории ХХ век – незначительный отрезок времени, для нас, молодых, начало ХХI века – это период, который с высоты первого его первого десятилетия рассматривается нами как величайшее заблуждение, в которое впали наши предки, мечтая об идеальном обществе. Но эта мечта осталась лишь иллюзией,  и, слава Богу, что в 1990-е годы наступило прозрение соотечественников.

Нам, родившимся в непростом прошлом веке и живущим в начале ХХI-го, ровесникам возрождающейся постсоветской демократической России, непросто разобраться в прошлом советской истории, как и в прошлом всего уходящего XX века. Мы убеждены лишь в одном, что история России советского периода только начинает писаться, и она непременно будет написана!

Россия постепенно освобождается от иллюзорных представлений о действительности советского прошлого. Наши предки мечтали о революциях в России и во всём мире, об утопической идее коммунизма, о создании «справедливого общества», построенного, однако, на костях и крови собственного народа. Но у такого общества не могло быть будущего, так как оно было основано на диктатуре одних над другими. Я не сгущаю краски, мне только хочется, очень хочется через призму объективности взглянуть в двадцатый век.

Что скрывать, одной из драматических страниц для России XX век – это «чрезвычайщина» и массовые репрессии, классовая ненависть и «красный» террор, «враги народа» и бандитизм, насилие и войны, зло и горе, природные катаклизмы и техногенные катастрофы, свержение монархии и смена общественного строя, реализация господства имперской  идеи. Всё это лишь малая толика из того, что россиянам пришлось пережить в далёком-недалёком прошлом...

Когда читаешь словосочетание «народные массы», то всегда ощущаешь свою приниженность, растворённость в обществе, словно ты какой-то социальный конгломерат, а может, «винтик» в огромном механизме. Для большевиков эти «отдельные личности» (а ведь именно они составляли весь российский народ) были всего-навсего мусором, они были для них неким средством для достижения власти, которую они узурпировали, инструментом в руках «чудо­вища» с названием: «Советы. Большевизм». «Простой советский человек» не мог составлять какую-либо ценность для советского режима. Придумали даже такое понятие, как историческая общность «советский народ». А если вдуматься, что это такое: интеграция нации и национальностей, или что-то иное? Мне трудно понять… Кем же был для Советской власти Человек и какое место в истории ХХ века он занимал? События ХХ века дают ключ к ответу на поставленный вопрос. Разумеется, каким взглядом смотреть на происходившее.

Большевиками совершались преступления перед личностью, если она не была крестьянского или рабочего происхождения. Да и последним  доставалось. «Карающий меч» пролетариата в лице ЧК с благословения вождя революции «отправлял правосудие» не только в отношении своих классовых врагов. Сегодня без преувеличения можно сказать, что большевистский режим и вся его практика с самого начала воплощали собой какую-то невообразимую ленинскую противо­речивость в вопросах демократии и авторитаризма.

Большевики с гордостью провозгласили террор частью своей тоталитарной советской систе­мы. Ленин и его единомышленники не давали шанса на выживание ни одному человеку, кто пытался посягнуть на советскую власть и их институты. Примером могут стать не довольные Советской властью тамбовские крестьяне под предводительством Антонова, которые были уничт­ожены «легендарным командармом» М.Н. Тухачевским. Он применил против крестьян, укрывшихся в лесах, химическое оружие, запрещённое после I мировой войны Международной конвенцией.

Я не считаю себя знатоком в оценке событий ХХ века, однако, на мой взгляд, большевики виновны в том, что их бесперспективные замыслы и планы, осуществляемые на практике, явились следствием развязывания гражданской войны и интервенции. В своей статье «Как организовать соревнование» Ленин ещё в самом начале 1918 г. провозгласил общую единую цель «очистки земли русской от всяких вредных насекомых». Мог ли такие оценки давать вождь людям? Могли ли в этом случае для Ленина граждане России были людьми?

Формы очистки от «насекомых» были разнообразными: от тюрем – до расстрела. «Пристанищем тунеядствующего элемента и контрреволюции», например, в городе Пензе большевики называли Троицкий женский монастырь, который вследствие этих причин в 1918 году закрывают, а монахинь впоследствии арестовывают, избивают, ссылают и расстреливают. Но это отдельная тема.

Мало исследованной страницей отечественной истории, на наш взгляд, остаётся проблема продовольственных отрядов, возникших в Советской России в 1918 году. Впоследствии они превратились в целую Продовольственную армию. Появление Продовольственной армии в России явление не случайное. И понять его можно лишь в контексте общих политических и социально-экономических событий, главными из которых в период становления Советской власти являлся «военный коммунизм» и его всевозможные проявления.

Самыми «привлекательными», на взгляд большевиков, и распространенными в годы гражданской войны и в период так называемого «военного коммунизма» на всей территории Россий­ской Советской Республики становятся концентрационные лагеря или лагеря принудительных работ. Вполне очевидно, что такие лагеря существовали и до издания декрета о «красном» терроре от 15 сентября 1918 года и до Постановления Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов от 15 и 17 мая 1919 года. Впоследствии большевики изобрели Трудовую армию, превратив солдат РКК в бесплатную рабочую силу.

Согласно А.И. Солженицыну, «невозможно было бы эту санитарную очистку провести, да ещё в условиях войны, если бы большевики пользовались устарелыми процессуальными фор­мами и юридическими нормами...».

В 1918 году для успешного продолжения революции большевики взялись за культуру: стали грабить церкви, разрушать храмы и монастыри. Поддержка паствой разоряемой церкви и монастырей в форме волнений и религиозных шествий (крестных ходов) воспринималась советской властью как «контрреволюционный поповский мятеж»: верующие, церковнослужители безжалостно подвергалось арестам, ссылкам, расстрелам. Это также одна из кровавых и драматичных страниц российской истории, когда люди пострадали за идеи Христа... Только совсем другая, более страшная.

Для написания работы нами использовалась литература советского периода, справочники и энциклопедии. Источниковую базу нашего исследования составили материалы из фондов Государственного архива Пензенской области, сборники документов, материалы Пензенского областного объединенного краеведческого музея, Пензенской областной библиотеки имени М.Ю. Лермонтова.

Автор выражает сердечную признательность Татьяне Яковлевне  Алфертьевой, координатору Пензенского регионального отделения историко-просветительского общества «Мемориал», за консультационную помощь и предоставленные материалы.

Автор не претендует на полное освещение проблемы и рассматривает данную работу началом серьёзного исследования по указанной проблематике.

Глава 1. Военный коммунизм и продовольственная диктатура большевиков

1.1. Военный коммунизм

Как известно, основой экономической политики большевиков в годы гражданской войны был «военный коммунизм» –  набор поспешных и чрезвычайных мер для максимальной концентрации ресурсов в руках Политбюро ЦК РКП (б) и его диктаторов-комиссаров.

По мнению историков современности, он был продиктован не столько ситуацией, когда война велась на нескольких фронтах, сколько концепцией активного вмешательства государства в экономику, а также утопизмом большевистской программы. Его стержень – продразверстка заменила гораздо более жесткую систему подводного обхода и регламентации крестьянского потребления, вызвавшую массовые восстания деревни в Советской России. Фактически большевики продолжили формировавшуюся в 1916 году продовольственную диктатуру царизма.

Поскольку «военный коммунизм» пришелся на этап становления Советского государства, на его «младенческий возраст», он не мог не оказать большого влияния на всю последующую его историю, стал частью той основы, на которой закладывался Советский строй. В ХХI веке мы сможем понять суть этого периода, если будем объективны и освободимся от мифов как официальной советской истории, так и вульгарного антисоветизма. Кратко поясним его суть.

Главные признаки «военного коммунизма» – перенос центра тяжести экономической политики с производства на распределение. Это происходит, когда спад производства достигает такого критического уровня, что главным для выживания общества становится распределение того, что имеется в наличии. Поскольку жизненные ресурсы при этом пополняются в малой степени, возникает их резкая нехватка, и при распределении через свободный рынок их цены подскочили бы так высоко, что самые необходимые для жизни продукты стали бы недоступны для большой части населения. Поэтому вводится нерыночное уравнительное распределение.

На нерыночной основе (возможно, даже с применением насилия) государство отчуждает продукты производства, особенно продовольствие. Резко сужается денежное обращение в стране. Деньги исчезают во взаимоотношениях между предприятиями. Продовольственные и промышленные товары распределяются по карточкам - по фиксированным низким ценам или бесплатно. Государство вводит всеобщую трудовую повинность, а в некоторых отраслях (например, на транспорте) военное положение, так что все работники считаются мобилизованными. Человек превращается в рабское орудие труда для того, чтобы добыть продовольствие. И государству безразлично, каким будет человек, как будет существовать. Главное достичь политической цели. И неважно, какими средствами!

Тот факт, что в обществах с очень разной культурой и совершенно разными господствующими идеологиями в чрезвычайных экономических обстоятельствах возникает очень сходный уклад с уравнительным распределением, говорит о том, что это - единственный способ пережить трудности с минимальными потерями человеческих жизней. «Военный коммунизм» как особый уклад хозяйства не имеет ничего общего ни с коммунистическим учением, ни тем более с марксизмом. Сами слова «военный коммунизм» просто означают, что в период тяжелой разрухи общество превращается в общину - как воины.

 1.2. Чрезвычайные продовольственные меры.

Декретом ВЦИК 9 мая 1918 г. в России была введена продовольственная диктатура. Наркому продовольствия были предоставлены чрезвычайные полномочия. Хлебная монополия и твердые цены были введены еще Временным правительством, но не выполнялись. Советский декрет был более суров, он предусматривал применение вооруженной силы в случае оказания противодействия «отбиранию хлеба или продовольственных продуктов». Все организации и учреждения обязывались «безоговорочно и немедленно» исполнять все распоряжения наркома, касающиеся продовольственных вопросов. Крестьянам устанавливались нормы душевого потребления: 12 пудов зерна, 1 пуд крупы на год и т.д. Сверх этого весь хлеб считался излишками и подлежал отчуждению.

Летом и осенью 1918 г. Наркомпрод посылал в хлебные районы страны рабочие продовольственные отряды. Половина добытого ими зерна поступала предприятию, сформировавшему отряд, половина передавалась Наркомпроду. Был также издан декрет, по которому в хлебных местностях 85% стоимости товаров, отпущенных кооперативам, крестьяне должны были оплачивать не деньгами, а натурой. 30 октября 1918 г. была также сделана попытка ввести продналог. Из нее ничего не вышло, поскольку вся система сбора налогов рухнула.

Докладывая на V Всероссийском съезде Советов, нарком продовольствия Цюрупа заявил, что для получения хлеба были использованы все обычные средства и «только когда ничего не получается, только тогда пускаются отряды». До января 1919 г. Петроградский Совет направил в деревни 189 отрядов общей численностью 72 тыс. человек. Эти отряды составили затем единую Продармию, которая к декабрю 1918 г. насчитывала 41 тыс. человек. Продармия была включена в состав войск внутренней охраны Республики.  

11 января 1919 г. СНК принимает декрет о продовольственной разверстке, согласно которому все количество хлеба и фуража, необходимого для удовлетворения государственных потребностей, разверстывалась между производящими хлеб губерниями и дальше - между уездами, волостями, деревнями и дворами. Крестьянам оставляли определенное количество продовольствия для питания, фураж для скота и зерно для посева. Все остальное зерно подлежало изъятию за деньги, но деньги потеряли в то время свое значение, фактически у крестьян отбирали излишки хлеба бесплатно.

*Эти чрезвычайные меры дали определенные результаты. Если в 1917/18 году было заготовлено только 30 млн. пудов хлеба, то в 1918/19 году - 110 млн. пудов, а в 1919/20 году - 260 млн. пудов. Угроза голодной смерти в городах и в армии была устранена.

За счет прямого внерыночного распределения городское население получало от 20 до 50% потребляемого продовольствия. В сентябре 1918 г. рабочим было разрешено привозить в город продукты питания в количестве до полутора пудов. Эта временная мера продлевалась, а потом негласно была узаконена. Было также разрешено заготавливать продукты заводам и фабрикам для своих работников. Очень большое значение имел и тот факт, что Советское правительство сумело наладить сотрудничество с имевшейся в России огромной сетью потребительской кооперации и через нее организовать прямой товарообмен.

Известно, что государство царской России было добито нехваткой хлеба в городах в начале 1917 г. Предотвратить этот исход царское правительство пыталось. Когда в 1915 г. был нарушен нормальный товарооборот и, несмотря на высокий урожай, "хлеб не пошел на рынок", были установлены твердые цены и начались реквизиции. Они ударили только по крестьянам. 23 сентября 1916 г. правительство объявило продразверстку и ввело ее с 2 декабря. К 31 декабря она должна была быть доведена до каждого двора. Количество подлежащего сдаче хлеба составляло 772 млн. пудов. Как видим, вроде бы не имеющие никакого отношения к коммунистам министры царского правительства идут на меру, присущую «военному коммунизму».

Объявленная на 1917 г. продразверстка провалилась исключительно из-за слабости аппарата царского правительства, саботажа и коррупции чиновников. В феврале М.В.Родзянко подает Николаю II записку, в которой предупреждает о грядущей катастрофе: "Предполагалось разверстать 772 млн. пуд. Из них по 23 января было теоретически разверстано: 1) губернскими земствами 643 млн. пуд. 2) уездными земствами 228 млн. пуд. 3) волостями только 4 млн. пуд. Эти цифры свидетельствуют о полном крахе разверстки". Неспособность правительства осуществить продразверстку погубила Российскую империю.

Временное правительство, будучи по своей философии буржуазно-либеральным, тем не менее, также вводит хлебную монополию – уже 25 марта. Все излишки зерна и фуража были объявлены государственной собственностью. За 1916 г. (до Февральской революции) цена на ржаной хлеб, главный тогда продукт питания в городах, выросла на 170%, между Февралем и Октябрем – на 258%, а между Октябрьской революцией и маем 1918 г. – на 181%.

1.3 Рабочий класс

            Рабочее движение было страшно ослаблено голодом, нищетой и оттоком множества городских жителей в деревню. К 1921 году число промышленных рабочих составляло примерно треть уровня 1917 год, к тому же оно было беднее во всех отношениях. У коммунистов были свои идеи относительно того, как восстанавливать предполагаемую социальную базу своего режима. Для того, чтобы принять солдат, пришедших из Красной армии в конце гражданской войны, ЦК в начале 1920 года принял решение преобразовать некоторые армейские подразделения в «трудовые армии». Третья Армия стала Первой Трудовой Армией. На железной дороге и на некоторых ключевых промышленных предприятий была введена военная дисциплина, а политические комиссары  Красной Армии заменили профсоюзных чиновников. «Трудовые солдаты»  валили деревья, расчищали дороги, восстанавливали мосты и железнодорожные линии. Все это, предполагалось, облегчить переход к мирной плановой экономике, без разрухи, которую повлекла бы за собой демобилизация. Некоторые коммунисты думали, что «трудовая армия» в любом случае является вполне подходящей промышленной единицей для социалистического общества. В пролетарском государстве милитаризация – это самоорганизация рабочего класса», - заявил Троцкий. А в «Распорядке дня» он убеждал их: «Начинайте и заканчивайте свою работу… под звуки социалистических песен и гимнов. Ваша работа не рабский труд, а высокая служба социалистическому  Отечеству».

            Не все были согласны. Рабочая оппозиция усиленно сопротивлялась этой идее, и во время великого кризиса феврале – марте 1921 года Ленин перешел на их точку зрения, но только по этому вопросу. Не говоря уже об огромном негодовании, которые «трудовые армии» вызывали у солдат желавших вернуться домой, их фактические трудовые достижения не впечатляли. В 1921 году они были отменены. 

1.4 Комитеты бедноты

            Комитеты бедноты формировались в рамках советской государственной системы. Создавались волостные и сельские комбеды, путем выборов. В их обязанности входило: оказание содействия местным продовольственным органам в изъятие хлеба у зажиточных крестьян, распределение хлеба, предметов первой необходимости и сельскохозяйственных орудий, организация общественной обработки полей и уборки урожая. В июне – июле 1918 года в соответствие с декретом ВЦИК и СНК в губернии началось создание комитетов бедноты. Пензенский горком РКП (б) выделил 20 коммунистов в качестве уполномоченных для организации комбедов. 30 июня 1918 стала выходить газета «Пензенская беднота». В августе – сентябре создано 1883 комбеда. В сентябре – октябре 1918 года прошли съезды крестьянского актива. 1 и 2 губернские конференции РКП (б) указали на необходимость усиления роли коммунистов в комбедах. Создание и функционирование комбедов проходило в условиях недовольства крестьянства насильственными действиями комбедов. В ноябре – декабре 1918 комбеды были ликвидированы.

1.5 Продразверстка

             Система заготовок сельскохозяйственной продукции, применявшаяся в Советским государстве в период Гражданской войны. Она предполагала сдачу крестьянами государству по твердым ценам всех излишков. Она была введена Декретом СНК от 11 января 1919 года, стала одним из основных элементов системы «военного коммунизма». Государством устанавливалось задание губерниям, которое потом разверстывалось по уездам. Изъятие хлеба производилось органами Наркомпрода, продотрядами. 

            В 1920 году углубляется сельскохозяйственный кризис. Государственная монополия на хлеб перерастает на монополию почти на все виды сельскохозяйственной продукции. Крестьянин фактически лишался возможности регулировать внутрихозяйственное потребление и вести рыночную торговлю. Наркомпрод снижает на 50% задания поволжским губерниям, охваченным неурожаем. Меры по сбору ужесточались. Нередко за невыполнение заданий члены сельсоветов представлялись суду революционных трибуналов. На сельские общества возлагалась коллективная ответственность за выполнение поставок. В волостях и селах вводилось заложнечество крестьян, несущих персональную ответственность за сбор и ссыпку излишков. Во всех уездах проводились выездные сессии революционных трибуналов, строго карающих крестьян за укрывательство хлеба. В марте 1921 продразверстка была замене продналогом. 

 Глава 2. Продовольственные меры в Пензенской области.                                                                                                                                           2.1. Продовольственный кризис в провинции и пути его преодоления

В годы становления Советской власти в политической и общественной жизни России был серьезный кризис. Нарастала обстановка гражданской войны. И в этот момент ЦК РКП (б) и Совнарком вводят в стране продовольственную диктатуру.

Продовольственные чрезвычайные меры, продотряды, комбеды естественно не обошли стороной и Пензенскую область. Даже наоборот затронули ее напрямую.

Сразу же после установления Советской власти Пензенский Совет губернских комиссаров и губисполком, возглавляемый В. В. Кураевым, стали уделять большое внимание хозяйственной жизни города и губернии. Мировая война сильно ухудшила состояние народного хозяйства края, подорвала и без того низкое материальное положение жителей. В Пензе и губернии не хватало сырья и топлива, бездействовали многие фабрики заводы. Увеличивалось число безработных. В городах и деревнях ряда уездов и в Пензе не хватало хлеба, трудящимся грозил голод. Продуктов в магазинах почти не было, а на базарах спекулянты продавали их по вздутым ценам. Требовались чрезвычайные меры, чтобы облегчить положение трудящихся.

Советские органы Пензенской губернии были под властью промышленных предприятий, централизовали распределение рабочей силы, сырья, топлива и продовольствия. Перестроили работу промышленности на военный лад. Из-за общей разрухи обеспечить нормальную деятельность губернии не удалось.

На протяжении всей гражданской войны одним из самых острых был вопрос продовольствия, так как постоянно существовала угроза голода. Для сбора хлеба в Пензенскую область были направлены продотряды. Всех трудящихся призвали к «крестовому походу за хлебом», «к беспощадной войне с кулаками» и созданию вооруженных продовольственных отрядов, подчиненных Наркомпроду.

Реализация мер продовольственной диктатуры в пензенской деревне протекала трудно. На приходивших в мае-июне 1918 года уездных съездах Советов развернулась борьба между коммунистами и левыми эсерами. Требование вольной торговли хлебом выдвинули Нижнеломовский, Чембарский, и другие съезды советов. Керенский съезд отменил  твердые цены и запретил вывоз хлеба из уезда. В связи с этим В. В. Кураев телеграфировал В. И. Ленину, что крестьяне против хлебной монополии и хотят вольные цены. 17 июня В. И. Ленин в записке наркому продовольствия А. Д. Цюрупе писал: «Я очень боюсь, что мы недооцениваем пензенскую опасность: и продовольственную, и общеполитическую.… Не принять ли спешно мер, чтобы взять хороший (Питерский и т.п.) продовольственный отряд, внушив ему задачи. Первые недели будьте агитаторами».

24-29 июня проходил II губернский съезд Советов. 27 июня Ленин прислал совету телеграмму. Владимир Ильич указывал, что делегаты съезда, стоящие за Советскую власть должны помнить, что монополия на хлеб осуществляется с монополией на мануфактуру и прочие главнейшие предметы потребления, что требование отмены монополии хлеба есть политический шаг контрреволюционных слоев, стремящихся «вырвать из рук революционного пролетариата систему монопольного регулирования цен». Ленин предложил съезду «приступить немедленно к агитации рабочих зачислять в продовольственную армию при Пензенском Совдепе». На съезде было выдвинуто решение:

«Всецело поддержать продовольственную политику Советского правительства и вести решительную борьбу  с кулачеством, мешочниками, спекулянтами, со всеми кто хочет задушить Советскую власть».

В соответствии с этими указаниями, съезд в своем постановлении отметил,

что «хлебная монополия и установленные твердые цены должны быть незыблемы», что со всеми, кто «стремится подорвать хлебную монополию, необходимо вести самую энергичную борьбу, как с врагами революции».

И уже 27 июня в Пензу прибыл 4-й Петроградский продовольственный отряд численностью в 412 человек, посланный по указанию В. И. Ленина для проведения продовольственной политики в Пензенской губернии. И уже к середине октября в губернии действовало свыше 20 продотрядов, в которых состояло более 2, 4 тысяч человек.   

Декретом от 11 июля 1918 года были созданы комитеты бедноты. Это был новый этап дальнейшего развития социалистической революции в деревне.  В борьбе с кулаками огромную помощь бедноте оказали рабочие продовольственных отрядов. Они помогли бедноте обуздать кулачество, подорвать его экономическое влияние в деревне и завоевать крестьянина-середняка на сторону Советской власти.

Несколько позднее в Пензу прибыл из Петрограда второй продовольственный отряд. До конца 1918 года в Пензенской губернии было заготовлено около трех миллионов пудов хлеба. На территории Пензенской губернии в этот период разгоралась жестокая классовая борьба. Большевистскому руководству Пензенской губернии представлялось, что «враги революции» всюду устраивали заговоры  и поднимали антисоветские мятежи. 23 июня Губернский Совет объявил: «По случаю раскрытия заговора, а также не прекращающейся работы контрреволюционеров, г. Пенза и его окрестности объявляются на осадном положении». 29 июня осадное положение было снято, но город продолжал оставаться на военном положении.

Летом 1918 года в Пензенской губернии созрел хороший урожай, и она становилась одним из главных поставщиков хлеба в голодающие районы Севера и Центра страны. ЦК РКП (б), Совнарком и лично Ленин стали уделять Пензенской губернии больше внимания, оказывая ей помощь литературой, денежными  средствами, опытным партийными и советским работниками. К началу августа в губернии работало около 30 «посланцев ЦК и Совнаркома».

Помощь «посланцев центра» особенно понадобилась губернии летом 1918 года, когда сложилось очень напряженное политическое положение. Левые эсеры, выражая интересы кулачества и находясь в союзе с ними, развернули среди крестьян широкую агитацию, призывая их выступать против Советской власти, чтобы не допустить дальнейшего проведения хлебной монополии и создания комбедов. Белоармейцы, пробиравшиеся через фронт, организовали в селах и деревнях выступления не довольных советской политикой крестьян.

В начале  августа произошел крупный антисоветский мятеж в 60 км от Пензы. Восстали кулаки пяти волостей. Центром мятежа было село Кучки. Подавлению этого кулацкого мятежа много уделил Ленин. 10 августа 1918 года Владимир Ильич телеграфировал Пензенскому Губисполкому:

«Необходимо с величайшей энергией подавить восстание кулаков, взяв часть войска из Пензы, конфискуя все имущество восставших кулаков и весь их хлеб. Телеграфируйте чаще, как идет дело».

В течение последних трех дней Ленин отправил в Пензу еще четыре телеграммы. Считая, что подавление кулацкого восстания должно сопровождаться массовой мобилизацией бедноты, Ленин указывал пензенским организациям:

«Надо закрепить власть бедноты в прифронтовой полосе окончательно».

Из документальных источников известно, что кулацкий мятеж был подавлен. У кулаков было отобрано много оружия, патронов и черносотенной литературы.

Весной 1919 года в связи с наступлением колчаковской армии Пензенская губерния становится главным поставщиком хлеба. Многие волости и уезды получили завышенные задания, что вызвало необходимость весной 1919 года мобилизации всего трудоспособного населения для обработки незасеянных земель. Зажиточную часть деревни обязывали обрабатывать поля безлошадных крестьян. Однако провести вспашку всей земли не удалось. Несмотря на жестокие меры в 1919 году в губернии было заготовлено всего лишь 3,2 млн. пудов хлеба, что составляло 28 % от задания. Сказались и общая разруха, и неурожай, и нежелание крестьян сдавать излишки государству. Крестьяне сокращают посевы хлебных культур и увеличивают крупяные, идущие на внутрихозяйственные нужды.

2.2. Продовольственная милиция

Интересным, на наш взгляд, и научно недостаточно изученной темой по указанной проблематике является создание таких новых силовых структур,  как, к примеру,  Продовольственная милиция. Она также занималась реквизицией хлеба в губернии, решала насущные задачи, поставленные большевиками в рамках политики «военного коммунизма».  В Пензенской губернии такая милиция была создана 1-го марта 1918 года решением Исполнительного Комитета Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов[1]. Продовольственная милиция входила в структуру Всероссийской Продовольственной армии. В документальных источниках, хранящихся в архивах, неоднократно указывалось на незаконные действия Пензенской Продовольственной Милиции. Так, например, не раз поступали  заявления от крестьян о том, что  прибывавшая Продовольственная Милиция в деревню нарушала установленные инструкции, за что властью «за плохое поведение не всей команды, а отдельных личностей»  налагались строгие дисциплинарные взыскания». Тактика деятельности Продовольственной милиции определялась установленным Советской властью порядком и квалифицировалась как «сносное» или даже «одобрительное» поведение милиции. Такая «тактика» команды народной милиции сводилась к  следующему: деревня объявлялась на военном положении, милиционеры «брали население в свои руки», предупреждая о недопустимости «более серьезных эксцессов».

Вся власть в губернии по продовольственному вопросу принадлежала Губернской Продовольственной коллегии. Наряду с другими коллегиями, она входила в состав высшего органа губернской власти – Исполнительного комитета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.  Хотя в уездах существовала Уездная милиция, это не мешало Советской власти создать новый карательный орган – свою боевую организацию при губисполкоме, готовый по первому приказу отправиться в ту или иную деревню и изъять на безвозмездной основе хлеб у крестьян.   Продовольственная милиция подчинялась губернской Продовольственной коллегии. По предложению Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов для более эффективной деятельности Продовольственной милиции отряды соединялись «в одно целое» под руководством Командного комитета[2]. Для этого предлагалось слить солдатскую и офицерскую команды, выработать инструкцию и представить её на утверждение депутатскому Исполнительному Комитету.

В конце марта 1918 года по постановлению Съезда Советов состав Пензенской губернской Продовольственной милиции был реорганизован. С каждого уезда в срочном порядке потребовали  прислать в Пензу на службу в Продовольственную милицию пятьдесят человек из числа наиболее сознательных и надёжных милиционеров. Каждому милиционеру выплачивалось ежемесячно  от двухсот двадцати пяти рублей и более, а также суточные за командировки[3].

Командный комитет имел очень большие полномочия, вплоть до увольнения членов Продовольственной Милиции. Для защиты интересов милиционеров и их семейств в Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов вводился  представитель Продовольственной милиции.

Документальные свидетельства указывают на то, что члены Продовольственной милиции в Пензенской губернии совершали акты беззакония и насилия. Так, например, они не хотели добровольно оплачивать деньги за приобретаемые дрова для отопления своих жилищ, а продовольствие «брали силой»[4]. Однако такие действия милиции, или как её порой ещё называли, «продовольственная комиссия», оправдывались властями «как необходимость» и не во всём осуждались. Нередко в Продовольственной милиции имелись и случаи пьянства, однако командование расписывалось порой в собственном бессилии и не пыталось бороться с этим негативным явлением. Правда, боясь вызвать недовольство населения проявлениями пьянства  в Продовольственной милиции,  руководитель пензенских большевиков В.В. Кураев ставил жёстко вопрос о борьбе с пьяницами в среде милиционеров и предлагал  действовать «решительными и беспощадными средствами», вплоть до увольнения и преданию суду, с передачей дел виновных для рассмотрения  коллегией Юстиции губисполкома[5].

Советская власть требовала от Продовольственной милиции более решительных действий. К таким действиям можно отнести расстрелы крестьян, укрывавших  хлеб от продотрядовцев, препятствующих реквизиции Продовольственной комиссией сельскохозяйственных продуктов, прежде всего хлеба.

Политическим разрешением продовольственного вопроса мог стать созыв губернского Крестьянского съезда, который планировалось провести в 20-х числах марта 1918 года. Съезд должен был предотвратить растущее недовольство крестьян политикой большевиков, а также решить вопрос о весенней запашке земли во избежание «кровавых разборок». Предложение об участии на Крестьянском съезде представителей других партий было большевиками категорически отвергнуто, что свидетельствовало о создании предпосылок свёртываемости демократии в губернии и перехода к однопартийной системе[6].

Показательным примером  незаконной реквизиции хлеба в Чембарском (ныне Белинском районе) уезде Пензенской губернии являются документальные источники. Несмотря на то, что крестьянам  Чембарского уезда самим не доставало хлеба и многие голодали,  Продовольственная Коллегия отбирала хлеб у тех, у кого его почти совсем не было. Она вела «приблизительные статистические расчёты» о запасах хлеба в уездах. По необоснованным сведениям считалось, что в Чембарском уезде имелось на тот момент свыше 500.000 пудов хлеба, хотя его в уезде практически не было. Комиссары сваливали вину на спекулянтов, которые вывезли хлеб из уезда, в связи с чем продовольственная диктатура против чембарских крестьян была усилена новыми акциями. Чембарскому Совету была поставлена задача «проведения реквизиции хлеба в ещё более широком масштабе», оставшийся у крестьян хлеб отобрать и поделить его между голодающими[7]. Поступало даже предложение о том, чтобы у крестьян отобрать рожь, а прислать овёс. Однако предложение это не было принято.

Продовольственная милиция вела постоянный поиск хлеба. По решению Совета губернского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов от  16 апреля 1918 г. г. в Керенский уезд (ныне Вадинский район) был послан  вооруженный отряд милиции[8]. Однако вызвано это было тем, что в селе Ижмора Керенского уезда Пензенской губернии в результате грубого произвола со стороны Продовольственной милиции и продотрядов произошло выступление крестьян против незаконной у них реквизиции хлеба. Оно квалифицировалось властями как контрреволюционный мятеж. Восстание было подавлено,  в Пензу было доставлено 7 арестованных  крестьян.

О том, какого размаха и какой широты достигли выступления крестьянских масс в Керенском уезде, свидетельствует присланная из Керенска телеграмма с требованием прислать 150-200 человек для подавления мятежа и реквизиции хлеба. Для выяснения ситуации на месте от губернского Совета было решено послать представителя[9]. В краткой телеграмме от 22 апреля 1918 года Губкомиссару из Керенска отмечалось: «Высылка Керенский уезд 150 солдат пулеметами необходима м. Ижмор арест контрреволюционных банд реквизиция хлеба которой вывозится Тамбов банда населения собирает набатом колокола агитация долой Советы Красноармейцев команду высылайте Пачелму встретим высылке телеграфируйте 22.Член Пензенского Совета Вишняков Самсонкин». Скупые, кажущиеся невнятными, строчки телеграммы подтверждают накал борьбы и ситуацию, сложившуюся в селе Ижмора Керенского уезда ранней весной 1918 года.

Таким образом, на основе документов мы видим, какими методами действовала Продовольственная милиция, и каких результатов она достигла.  Конечно, мы посмотрели только два уезда, но и на их основании мы сможем придти к выводу о том, что такое положение было во всех десяти уездах Пензенской губернии, потому что такова была губернская политика в области продовольствия, да и политика Советского государства в тот момент.

Трудно судить о событиях почти столетней давности объективно. Но мы ведь анализировали и интерпретировали сами документы Советских органов того периода. Поэтому пришли к выводам, насколько жестока была продовольственная диктатура в 1918 году. Принцип большевиков был удивительно прост: «Отнять и разделить». Судите сами, стоило ли доводить страну и крестьян до такого состояния, чтобы они брались за оружие, защищая свой хлеб, свой дом, свой край? И кто в этом повинен? Думаю, что ответ  на этот вопрос весьма ясен. Это – люди, которые определяли продовольственную политику в то сложное время, руководствуясь конъюнктивными соображениями.

Заключение.

Вот и закончилось наше исследование. Вне сомнения, проблема, исследованная нами на основе литературных и документальных источников, актуальна и к настоящему времени мало изученная. Мы предприняли попытку закрыть «белое пятно» в истории «военного коммунизма». Насколько это получилось, судить читателю. Мы лишь убеждены в одном, что историческая правда должна восторжествовать. Она не должна быть полуправдой.

Продовольственная армия, созданная большевиками на заре Советской власти, была, с одной стороны, реалией времени, с другой – её создание диктовалось условиями эпохи «военного коммунизма».

Но давайте представим себя на месте крестьян, взглянем, так сказать, на то время глазами современника. Приходит «человек с ружьём» и «выметает под метёлку» весь урожай, собранный крестьянином, не оставляя ему даже семена для будущего урожая…

Можно было бы понять Советскую власть, которая, мотивируя объективной необходимостью собрать хлеб любой ценой для  жителей Москвы и Петрограда, действовала иными методами. Обстановка действительно была критической. В этой ситуации человек являлся для молодой Советской Республики ничем иным, как субъектом сбора дани, с ним не считались, его вообще не замечали, но он обязан был выполнить волю продовольственных диктаторов.

Можно по-разному относиться и к методам, которыми руководствовались власти в  то время. Можно смотреть на события того времени с пониманием, но документальные источники показывают, что идеи и дело проводников политики большевистской партии были запятнаны кровью ни в чём не повинных людей.

Конечно, с высоты ХХI века трудно судить обо всем. Мы не жили в те годы, и знаем историю по рассказам бабушек и дедушек, по литературным работам и документальным свидетельствам архивов. Но не всегда и не во всем рассказы совпадают с теми реалиями, которые мы обнаруживаем в документах, и, к сожалению, вообще не находим в школьных учебниках.

 Использованная литература и источники.

 Год за годом. Хроника важнейших событий общественной жизни Пензенской области за 50 лет. – Пенза, 1967. С. 24-25.

  1. Джеффри Хоскинг. История Советского Союза. 1917-1991. – Смоленск: «Русич», 2001. – С. 76-77. 
  2. История Пензенского края со второй половины ХIХ века до наших дней. Часть 2. – Пенза,  2000. Политика «военного коммунизма» и ее результаты. С. 152-159.
  3. Морозов В. Большевик Василий Кураев.  Жизнь и революционная деятельность в Пензе и Пензенской губернии. – Пенза: Пензенское книжное издательство, 1961. С. 60-61;с. 88-89.
  4. Пензенская организация КПСС в годы гражданской войны (1918-1920). Сборник документов и материалов. – Пенза: Пензенское книжное издательство, 1960. Из доклада губпродкомиссара губкому РКПБ (б) о деятельности губпродкома. С. 158-159;с. 88-89.
  5.  Пензенская организация КПСС в годы гражданской войны (1918-1920). Сборник документов и материалов. – Пенза: Пензенское книжное издательство, 1960. Резолюция IV губернской конференции РКП (б) о работе в деревне. С. 162-163.
  6. Петров С. Пенза. Краткий исторический очерк. Под ред. М.В. Савина. – Пенза: Пензенское книжное издание, 1955. С. 110-111.
  7.  Пензенская энциклопедия: / Гл. ред. К.Д. Вишневский. – Пенза: Министерство культуры Пензенской области, М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. – 759 с. 
  8. Семененко В.И. , Радченко Л.А.. История Украины. С древнейших времен до наших дней.    – Харьков, 2003. Издательство СИНГХ. С. 112-113.

10. Украина под властью большевиков / Семененко В.И., Радченко Л.А.. История Украины. С древнейших времен до наших дней.    – Харьков, 2003. Издательство СИНГХ.  С. 302-307.

11. Шарошкин Н.А. Рабочий класс Поволжья в первое десятилетие Советской власти (1917-1927 гг.). – Рязань, 1982. С. 40-41.

12.  Факты. События. Свершения. К 325- летию города Пензы. – Саратов: Приволжское книжное издательство, Пензенское отделение. 1981.

13.  ГАПО. Ф. р-2, оп. 1, д. 98. Пензенский губисполком. Л. 12.

14.  ГАПО. Ф. р-2, оп. 1, д. 98. Пензенский губисполком. Л. 12. Схема  еженедельной отчетности Инсарского Уездного Совета рабочих, крестьянских и красноармейский депутатов с 1 по 31-е октября 1918 г. Л.13.

15.  ГАПО. Ф. р-2, оп. 1, д. 96. Пензенский губисполком. На № 371/626. Краснослободский уездный Совет крестьянских и рабочих депутатов. 20 сентября  1918 г. Л. 112. РСФСР – КВД – Городищенский уездный Совет Народ. Хоз. 13 ноября 1918 г. № 937.

16.  ГАПО. Фонд р-2, оп. 4, д. 9. Пензенский губернский исполнительный комитет совета рабочих крестьянских и красноармейских депутатов. Канцелярия. Телеграфные сообщения о положении в уездах в связи с бандитизмом, разъяснения из центра о порядке использования средств губернских советов о следовании красноармейских эшелонов и другие. Начато 22 августа 1918 года. Окончено 30 декабря 1918 года. На 234 листах.

17.  ГАПО. Ф. р-2, оп. 4, д. 8. Губисполком. Телеграммы 1918 года. Л.10. Пенза. Губпродколлегия. Из Москвы. 16.09.1918.

18.  ГАПО. Ф. р-2, оп. 4, д. 9,. л. 9-10. Пензенский губисполком. 1918 год,  август.

 

Приложение

(в порядке иллюстрации привлечения автором архивных источников)

Государственный архив Пензенско      й области (ГАПО). Фр-463. Оп.1. д. 16.

Пензенский губернский отдел юстиции губисполкома. Протоколы общего заседания Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и исполнительного комитета этого Совета. Начато 26 февраля 1918 г. Окончено 26 декабря 1918 г.

 Л. 1.

 ПРОТОКОЛ

заседания исполнительного комитета Совета рабочих, солдатских и
крестьянских депутатов 1-го марта 1918 года

 

Председательствующий тов. Кураев*.

 

О продовольственной милиции.

Докладчик тов. Метальников.

Прочитывает протокол сельского совета, где указывается на незаконные действия Продовольственной милиции.

Слово тов. Кураева.

Много раз придется разбирать дела Продовольственной милиции. Много бывает заявлений крестьян, куда прибывает Продовольственная милиция, и зачастую все показания крестьян бывают пристрастны. Были случаи плохого поведения не всей команды, а отдельных личностей, но на них были наложены отдельные взыскания,  довольно строгие.

А общее поведение милиции довольно сносное, и даже одобрительное. Тактика их какова: 1. Объявление деревни на военном положении – этим самым они брали население в свои руки, и предупреждали от более серьезных эксцессов

Товарищ из команды при милиции подтверждает правильность тактики Продовольственной милиции  и начальника милиции.

Из товарищей исполнительного комитета вносит предложение, что для пользы дела нужно утвердить исполнительным комитетом постановление команды Продовольственной милиции:

1) немедленно соединить отдельные группы Продовольственной милиции в одно целое.

2) командный комитет милиции имел право увольнения членов Продовольственной милиции.

3) принять одного представителя из Продовольственной милиции в Совет для защиты интересов милиционеров и их семейств.

 Тов.Песков указывает на труд работы Продовольственной милиции.

Тов. Коваленко говорит, что 600 рублей за дрова с милиции едва содрали, так было и в других случаях, и уездный земельный комитет с них получил только после усилия, а продовольствие они брали силой.

Тов. Козлов говорит, что если Продовольственная комиссия берет продукты силой, то это ее заставляет необходимость. О том же, что бывали случаи пьянства, то это тоже весьма обычное явление, и с ним не поборешься.

 Тов. Кураев. Говорит, что продовольственной комиссии нужно действовать решительно, даже допускать расстрелы, но потворствовать пьяным нельзя, и с этим злом надо бороться самыми решительными и беспощадными средствами, в противном случае команда вызовет нарекания населения, и нам будут на это указывать. С такими  явлениями надо бороться вплоть до увольнения и предания суду. Команды надо слить вместе солдатскую и офицерскую, для чего надо поручить выработать инструкцию. Командному Комитету милиции и представить на утверждение исполнительному комитету.

Предлагает тов. Кураев

1) Весь материал при отдельной реквизиции хлеба представить для расследования на коллегию Юстиции (след.ком.) на предмет осуждения виновных.

Л. 6

Протокол общего заседания Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. 2 марта 1918 г., г. Пенза. Председательствует тов. Тутенков

Доклад о крестьянском губернском съезде

 Тов. Кураев. Желание крестьян – созвать как можно скорее Крестьянский съезд для разрешения важных вопросов, чтобы разрешить вопрос о запашке земли весною, чтобы не могло произойти кровавых схваток. Съезд нужно созвать в 20-х числах марта месяца, как это и постановил 4-й Крестьянский съезд. Предлагаю созвать его непременно 20 марта. Поручить Иногороднему отделу с президиумом разработать программу съезда и все, что необходимо, т.е. систему и норму представительства.

Предложение тов. Кузовлева допустить представительство социалистической партии работать в комиссии по созыву – отвергнуто.

(Далее интересный обмен мнениями по недемократичности самоуправления).

Л. 9

 Протокол заседания исполнительного комитета 8-го марта 1918 г.

 Председательствует Тутенков

 О продовольственной милиции.

Л. 11- 29

Протокол общего собрания Пензенского губернского Совета рабочих, солдатских и крестьянских  депутатов от 13 апреля 1918 г

 По 2-му вопросу председательствует Тутенков

О реквизиции хлеба в Чембарском уезде

 Докладчик говорит, что у них (в Чембарском уезде) хлеба не так уж много, так как много голодающих, и он удивляется, на каком основании Продовольственная коллегия отбирает.

Следующий оратор высказывается против действий Продовольственной милиции, которая отбирает хлеб у тех, у кого его совсем нет.

Товарищ Клименко говорит, что продовольственный вопрос самый острый и печально слышать, что Чембарский уезд голодает, но есть уезды, которые голодают больше и имеют хлеба меньше, а что касается, что у них есть Уездная милиция, это нисколько не значит, что губернская продовольственная Коллегия не может послать свою милицию. О запасах хлеба у нас ведется статистика по приблизительному расчету, в Чембарском уезде (хлеба) имеется более 500.000 пудов.

Представитель Чембарского уезда говорит, что этого хлеба нет, потому что он вывезен спекулянтами, и это надо иметь в виду.

Товарищ Беляков говорит, что он не согласен, чтобы в Чербарском уезде надо оставлять хлеб.

Предложение: отозвать Продовольственную милицию и прекратить вывозить хлеб из Чембарского уезда.

Предложение тов. Клименко: реквизицию продолжать, и предложить Чембарскому Совету провести реквизицию в более широком масштабе и поделить хлеб между голодающими.

Предложение: послать на обмен овса, взамен которого взять хлеб.

Голосуется предложение Клименко, которое и принимается большинством голосов

Предложение рожь заменить овсом отклоняется….

Л. 31

Протокол заседания Совета губернских комиссаров 16 апреля 1918 г. г. Пенза

1) О посылке вооруженной силы в Керенский уезд.

Тов. Козлов указывает, что события в Керенском уезде уже ликвидируются. Оттуда уже привезено 7 человек арестованных, и оттуда получена телеграмма с требованием 200 человек для подавления мятежа и реквизиции хлеба.

Товарищ Арапов спрашивает, каков состав Керенского Совета. Вопрос: «Кто ликвидирует: Революционный ли Совет – мятеж или контрреволюционный Совет – революционное движение?»

Товарищ Козлов предлагает послать туда представителей, узнать, в чем дело

Товарищ Арапов снова указывает, что надо выяснить физиономию Совета в селе Ижмора.

Товарищ Клименко говорит, что по самой телеграмме восстание ликвидируется, что же касается реквизиции хлеба, то предложить воспользоваться милицией Керенска.

Товарищ Арапов указывает, что Совет губернских комиссаров не имеет полных успехов о Совдепе и потому он предлагает послать туда представителя.

Постановлено: послать в Ижмору делегата для выяснения всех положений и поручить это тов. Козлову.



[1] Государственный архив Пензенской области (далее – ГАПО). Фр-463 оп.1. Д.16.  Л. 1.

[2] ГАПО. Там же. Л.2. Протокол заседания Исполнительного комитета совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 1-го марта 1918 года

[3] ГАПО. Фр-2. Оп.4. Д.8. Л. 32. Губисполком. Телеграммы 1918 год 20.03.1918

[4] ГАПО. Там же. Л.3.

[5] ГАПО. Там же. Л.5.

[6] ГАПО. Там же. Л.6. Доклад о крестьянском губернском съезде.

[7] ГАПО. Там же. Л. 11. Протокол заседания Исполнительного комитета от 8 марта 1918 года

[8] ГАПО. Там же.

[9] ГАПО. Там же. С. 31.

* Василий Владимирович Кураев – 9 декабря 1917 года избран председателем Пензенского губернского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, секретарь губкома  РКП (б). 2января1918 года возглавил Совет губернских комиссаров, член губернского комитета РКП (б) с 4.8.1918. С августа 1918 г. – один из организаторов подавления восстания крестьян в селе Кучки Пензенской губернии. В сентябре 1918 г. отозван в Москву. В дальнейшем находился на руководящих постах в Комиссариате земледелия РСФСР, на военно-политической работе в РКК, в ВСНХ, Госплане РСФСР и СССР. В 1933 году за антисталинские выступления и распространение письма с критикой  руководства партии исключен из членов ВКП (б) и арестован. Этапирован в Оротукан Магаданской области. 1 декабря 1937 года приговорён к расстрелу. В 1955 году реабилитирован. Его именем названа одна из улиц Пензы.