Исторические факты::Депортация народов::Операция "Чечевица"

         XII ЕЖЕГОДНЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ КОНКУРС ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ СТАРШЕКЛАССНИКОВ «ЧЕЛОВЕК В ИСТОРИИ. РОССИЯ – ХХ ВЕК»

Операция «Чечевица»

 Автор: Красичкова Ольга, студентка 2 курса отделения «Экономика, бухучет» ФГОУ СПО «Мокшанский политехнический колледж»

Руководитель: Каменская Ольга Юрьевна, преподаватель основ философии, обществознания и английского языка

2011

план                                                                 

1.  Вступление. Прошлого голоса, которые позвали меня к расследованию.
2.  Из истории наказанного рода Арчаковых.
3. Приказано: выжить!
4.  Заключение. Терпкая минута молчания.         

1.Вступление.  Прошлого голоса, которые позвали меня к расследованию.

Я хочу рассказать об одном маленьком расследовании, которое мне пришлось провести. Оно связано с депортацией чечено-ингушского народа в далеком 1944 году, которое получило название «чечевица». Заранее хочу поблагодарить всех, кто помогал мне проводить эту работу: моих  соседей-ингушей за интервью, дать которое было очень трудно из-за тяжелых воспоминаний; руководителя нашего научно-исследовательского общества «Купина» и моего  научного наставника Каменскую О.Ю.; библиотекарей нашего колледжа за помощь с подбором литературы, председателя Пензенского общества «Мемориал» Алфертьевой Т.Я. за методическое руководство моей исследовательской работой.

Я живу в селе Нечаевка Мокшанского района пензенской области, а учусь, как и многие мои друзья, в Мокшанском политехническом колледже. Кроме специальных дисциплин, связанных с моей специальностью – бухучетом - мне нравятся гуманитарные дисциплины. И я вхожу в краеведческиое научно-исследовательское общество «Купина».  Один из символов Купины – библейское дерево, ветви которого растут из одного корня, суть того, что мы все – независимо от национальности, вероисповедания  - происходим из одного корня, которое носит теплое название – Родина. У нас учатся студенты всех национальностей, мы дружим.

В нашем селе Нечаевке тоже проживают и русские, и мордва, и татары, и ингуши, и представители других национальностей. Отношение между односельчанами дружественное, добрососедское. Вместе работаем, отдыхаем, отмечаем праздники. А когда кому-то тяжело, каждый спешит на помощь попавшему в трудную ситуацию. И так, насколько я помню, было всегда. Об этом говорит и моя мама: даже в тяжелые времена Великой Отечественной войны не было «рознения» между людьми по национальному признаку. Сражались в войну на одном дыхании, при едином биении сердца представители всех национальностей. И победили! Верно, Победа куется за счет силы и единства духа народа. Когда мы это помним - побеждаем.

Даже в самые тяжелые времена люди думали не только о себе, но «с жалью» относились друг к другу, и даже - к поверженному врагу. Мои близкие во время войны голодали, но украдкой несли ягоду из сада военнопленным немцам.

К сожалению, бывают ошибки, за которые порой дорого приходится платить. Такое случалось в период репрессий, депортаций. Эти страницаы истории требуют осмысления и покаяния…

Мне пришлось совершенно неожиданно столкнуться с таким случаем, и он подтолкнул меня к этому исследованию.

Как обычно, 23 февраля я от души поздравляла мужчин-односельчан с мужским праздником – 23 февраля. И все было, как обычно, в этот ясный солнечный день. С радостью произносила я заранее заготовленные поздравления десяток раз, получая одобрение и улыбки окружающих мужчин.

Я тщательно обмела от снега ноги и вошла в светлый, просторный дом моего соседа, уважаемого на селе человека Арчакова Т.И. О его замечательной дружной семье, о его трудолюбии, о его предпринимательских способностях не раз писали газеты. С порога поздравила его и я от всей души! Но… в ответ – горькая улыбка хозяина, нахмуренные брови… И как-то странно застыли женщины у стола, опустили глаза, не смотрели на меня гостеприимно, как это было всегда. Я смутилась: «Что-то случилось?» «Случилось. Только не сейчас -  55 лет назад», - печальной улыбкой попытался он разрядить обстановку. «Да ты проходи, проходи, гостьей будешь, вспоминаем сегодня мы наших предков, тех, кто ушел, тех, кто на плечах столько вынес…», - говорил мой сосед, помогая мне снять пальто.

Скупое объяснение хозяина не удовлетворило меня, но дальше говорить о том, что они вспоминали в этот день, они отказались. Гораздо словоохотливее были гостеприимных хозяев они, когда раньше рассказывали о своих традициях, обычаях. И тогда я поняла, что хочу разобраться в событиях, которые произошли в такие далекие времена, но и сейчас доставляют боль моим дорогим соседям. Что-то мне удалось узнать из непростых бесед с ними, которые случались долгими вечерами, что-то почерпнуть из книг. Вот что у меня получилось…

 2. Из истории без вины наказанного рода Арчаковых

Операция «Чечевица» по депортации чечено-ингушского народа  начала готовиться в октябре-ноябре 1943 года. Первоначально планировалось переселение в Новосибирскую и Омскую области, в Алтайский и Красноярский края. Но затем было решено переселить чеченцев и ингушей в Казахстан и Киргизию.

Указ Президиума СССР от 7 марта 1944 года о ликвидации Чечено-ингушской АССР и об административном устройстве ее территории, гласил, что «в связи с тем, что в период Великой Отечественной войны, особенно во время действий немецко-фашистских войск на Кавказе, многие чеченцы и ингуши изменили Родине, переходили на сторону фашистских оккупантов, вступали в ряды диверсантов и разведчиков, забрасываемых в тыл Красной Армии, создавали по указке немцев вооруженные банды для борьбы против Советской власти в течение продолжительного времени, будучи не заняты честным трудом, совершают бандитские налеты на колхозы соседних областей, грабят и убивают советских людей, Президиум Верховного Совета СССР постановляют: …Всех чеченцев и ингушей, проживающих на территории Чечено-Ингушской АССР, и прилегающей областей, переселить в другие районы СССР, а Чечено-Ингушскую республику ликвидировать…»

29 января 1944 года глава НКВД Лаврентий Берия утвердил «Инструкцию о порядке проведения выселения чеченцев и ингушей». 1 февраля вопрос обсуждало Политбюро ЦК ВКП (б). Разногласия возникли только по срокам начала операции. Руководил операцией лично Берия. 17 февраля 1944 года он доложил из Грозного, что подготовка завершается,  выселить предстоит 459 тысяч 486 человек. Операция была рассчитана на восемь дней, а задействованы в ней были 19 тысяч оперативных работников НКВД, НКГБ и СМЕРШ и около 100 тысяч офицеров и бойцов войск НКВД. 21 февраля Берия издал приказ по НКВД о депортации чеченцев и ингушей.

Выселение началось 23 февраля 1944 года. 24 февраля 1944 года. Говорят, на второй день переселения выпал обильный снег, как будто сама погода препятствовала такой несправедливости к народу. Переселенцы направлялись в Казахскую, Узбекскую, Татжидскую и Киргизскую ССР.

«Вся страна сдвинулась с места!» - писали в то время газеты, подавая этот факт как что-то положительное.

На деле целые народы были сорваны с земли, на которой жили издревле. Рвались корни, вековые межнациональные взаимосвязи, нарушался устоявшийся порядок жизни, уничтожались традиции, налаженное хозяйствование. Переместившись в чужие, чаще всего неприемлемые по климату, природе, пище, образу жизни края, люди часто погибали, если не физически, то нравственно. Они отчуждались от земли и орудий труда, иногда заболевали неизбежной болезнью равнодушия и апатии временно живущего, утрачивали привычные, воспитанные в них моральные устои.

Учитывая масштабы операции и особенность горных районов, решено было выселение провести (включая посадку людей в эшелоны) в течение 8 дней. В «пределах, которых в первые три дня будет закончена операция по всей низменности и предгорным районам, с охватом свыше 300 тысяч человек». В остальные четыре дня будут проведены выселения по всем горным районам с охватом оставшихся 150 тыс. человек.

Горные районы планировалось блокировать заблаговременно...

В частности, к выселению планировалось привлечь 6-7 тыс. дагестанцев, 3 тыс. осетин из колхозного и совхозного актива районов Дагестана и Северной Осетии, а также сельских активистов из числа русских, в тех районах, где имеется русское население и т. д.

По сведениям отдела спецпоселений НКВД СССР, за период с 1944 по 1948 год умерли 144 704 человека, в том числе:
-    в Казахстане -101036 человек;
-    в Узбекистане - за шесть месяцев 1944 года 16 052 человека;
-   В 1945 году 13 833 человека.

                Из воспоминаний Арчакова Т.И.

23 февраля 1944 года подверглись переселению его мама и отец.

Маме - Хамхоевой Любови Шахмурдиевне тогда было всего 10 лет, т.к. она родилась в 1934 году. Были у нее еще 2 сестры и 5 братьев. Выслали их всех вместе. Хамхоев Шахмурза Шелхиевич -отец, Бекова Мумнат Алболагиева Зщтец. И дети: сыновья- Хамашхан, Султан, Идрие, Муса, Юнус. Дочери Тюбовь, Пятимат, Айна. Они хорошо запомнили, как это было… Отцов, сыновей, братьев - все мужское население, начиная с 14 лет, собрали на митинг посвященный празднику Красной Армии. Затем по приказу солдаты окружили собравшихся и под прицелом вынуждали садиться в машины. Тех, кто не пришел на митинг, забирали из домов вместе с семьями. Всех свозили на железную дорогу к вагонам, на которых было написано «Враги народа», «Людоеды». В них-то и грузили. Здоровые, тифозные, старые и малые, мужчины и женщины загружались в эти вагоны, двери задвигались и запирались снаружи - эшелон арестованных готовился к отправке. Немощных стариков, больных, которых некому было нести, расстреливали на месте, или сбрасывали в пропасть.

Отцу - Арчакову Израилу Хасултановичу, 1922 года рождения,  было тогда 22 года. При жизни он вспоминал, как жалко ему было братьев и сестер, которых было 6 человек. Кроме него самого в семье были братья - Хусейн, Магамед, Рамазан, Хасан. А также сестры Замехан и Зовлатхан. Невыносимо больно было за родителей. Звали их Арчаков Хасултан Зурабович и Каратаева Товзи Мунхаджиевна. Переселению подверглись престарелые бабушка и дедушка Арчаков Зураб Махихаджиевич и его жена. А род этот идет от Арчакова Махи - хаджа – прапрадеда. О себе Израил Хасултанович как-то не думал… На момент выселения имел средне-техническое образование г. Владиковказа. Честно трудился, как и его друзья, и родители, на благо страны.

Ранним утром в дом пришли военные и объявили о том, чтобы все срочно собирались с вещами. Благодаря сговорчивости конвоиров Арчаковым удалось взять с собой кое-какое имущество (на семью разрешали брать только 100 кг багажа). На сборы отводилось всего-навсего пятнадцать минут, и под дулами автоматов женщины и старики наскоро старались собрать что-то в неизвестную дорогу.

Так начиналось выселение. За пять дней на древней земле Ингушетии не осталось ни одного ингуша. Вспоминали они и тот снег, который повалил на второй день 24 февраля. Казалось, будто сама природа препятствовала такому несправедливому изгнанию народа с их Родины. Не знали они тогда, что покинули ее на долгие, мучительные, голодные тринадцать лет. Полмиллиона человек, ингушей и чеченцев, погрузили в вагоны для перевозки скота. Редкие были с нарами, все - без печек. А в то время дули злые февральские ветры! Женщины и дети сидели на полу. Молодежь ехала стоя, спали люди, поддерживая друг друга. Были семьи, поднятые прямо с постели, разутые, раздетые, без еды. Делились всем, что имели, а имели немного. Ехали восемнадцать   суток   с   редкими   остановками   в   голой   степи.   Иногда двери открывались, людей выпускали по нужде. Под дулами солдат люди, прикрывшись одеждой - мужчины, старики, женщины, девушки рядом -  выстроившись вдоль вагона, оправлялись, как моли. Некоторые девушки не могли перенести такого и умирали от стыда.

Шаг в сторону считали побегом и поэтому стреляли без предупреждения. Остановки были настолько редкими и использовались для очищения вагонов от покойников. Ведь умирали прямо в вагонах от тифа! Узники прятали своих умерших родственников: самое страшное для них было не предать труп земле. Прятали их, надеясь похоронить на месте. Солдаты под прицелом заставляли вытаскивать умерших их вагонов, иногда за какое-нибудь украшение, позволялось присыпать покойника снегом. По всей железной дороге были специальные домики, в которые складывали умершие трупы. Семья Арчаковых и Хамхоевых, и многие другие семьи были переселены в Казахстан. Высаживали в голую степь, не жилья, ничего не выдавалось. В голой, не обустроенной ничем местности, семьи переселенцев строили себе землянки. От невыносимых условий, необустроенности пошел гулять тиф. В семье Арчаковых умер по приезде на место переселения один сын 23-х лет Хусейн, а сестра Залехан, заболевшая тифом, выжила, остальные на момент переезда остались живы.

Старшие Арчаковы - дети тех страшных дней - сегодня уже пожилые люди. Для нас они - живая память ингушского народа. Но они помнят не только зло. Они помнят солдат, которые помогали растерянным матерям собирать вещи. Иные из них сами подбирали необходимое, отбрасывая ковры и другую утварь, а грузили кукурузу, муку, теплую одежду. Некоторые резали скотину, наскоро солили мясо. Не обошло стороной и семью Арчаковых человеколюбие со стороны конвоиров. Благодаря собранному и перенесенному с их помощью имуществу в пути они смогли прокормиться и согреться, обменивая вещи на еду, имели возможность выходить из вагона на остановках.

Возникает вопрос, как выжили в созданных бесчеловечных условиях эти народы? Как сохранили, все-таки, вопреки обстоятельствам, национальную общность? Об этом предстоит еще думать, но не последнюю роль здесь сыграла неизвестная большому миру самобытная национальная философия, проповедующая труд и ненасилие, отрицание озлобления.                                                   

  3. Приказано: выжить! 

На основании Указа Президиума Верховного Совета СССР «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об Административном устройстве ее территории» гласил:

  1. Всех чеченцев и ингушей, проживающих на территории Чечено-Ингушской АССР, ликвидировать. Совнаркому СССР наделить чеченцев и ингушей в новых поселениях землей и оказать им необходимую государственную помощь по хозяйственному устройству и т. д.

7 марта 1944 года была ликвидирована и сама Чечено-Ингушская АССР. На месте районов, населенных чеченцами, был создан Грозненский округ в составе Ставропольского края. Часть территории республики была поделена между Грузией и Северной Осетией. Были репрессированы все ингушские топонимы - их заменили русскими и осетинскими названиями.

Народы, подвергнутые депортации, до 1957 года находились на спец режиме, назывались спецконтингентом и спецпереселенцами. Они использовались на самой неквалифицированной, физически тяжелой работе, их них составлялись трудармии, похожие на лагеря заключенных. В них входили взрослые, трудоспособные мужчины и женщины. Оставшиеся без кормильцев дети и старики обрекались на голодную смерть.

Об образовании детей спецконтингента не очень заботились, невзирая на объявленное всеобщее образование. Прорваться к образованию спецпереселенческой молодежи можно было только личным упорством и благодаря встрече с доброжелательными людьми. А люди, которые шли им навстречу, были! Хотя не всякий отваживался помочь репрессированному, так как рисковал собственным благополучием, вплоть до утраты личной свободы за сочувствие отверженному. Не случайно, чтобы лишить спецпереселенцев всякой поддержки, специальным указом было запрещено допускать профессионалов с высшим образованием к педагогической работе и на ответственные должности. Арчаковым на их нелегком пути часто встречались добрые люди, которые теплым словом, куском хлеба, советом поддерживали их, как могли. Что было важным для адаптации и выживания. Арчаковым это известно, как никому другому.

И еще - были организованы комендатуры, в которых отмечалось все взрослое население и подростки с 14 лет. Без пропуска нельзя было попасть в другой район. В комендатурах висела инструкция ограничений для спецпереселенцев:
- в партию не принимать;
- в высшие учебные заведения не принимать;
- использовать спецпереселенцев только как чернорабочих;
- на руководящие должности - не выдвигать;
- общественную работу не поручать;
- инициативу и всяческие начинания не поощрять;
- никакими наградами и грамотами не награждать; 
- в армию не призывать.

В то время переменили название «спецпереселенец» на «спецпоселенец», из-за того, что переселенец, вроде, может назад переселиться, а «поселенец» - это навечно. Из Большой Советской энциклопедии исчезли названия переселенных народов. Их культура - искусство, фольклор, история, литература, музыка, песни - упразднены. Было и такое постановление: «Всех женщин других национальностей, вышедших замуж за спецпоселенца, считать спецпоселенками, независимо от места рождения. Всех женщин, вышедших замуж за представителей других национальностей,    освободить   от   режима.    Основание:    Указ   НКВД Киргизской ССР от 7 июня 1947 года. До этого указа обычаи ингушского народа были не столь строгими, женились и выходили замуж за представителей других национальностей, после этого старики ввели строжайший запрет на смешанные браки. Жениться, а особенно выйти замуж за человека другой национальности - объявлено - было недостойным. Только за своих выходить замуж, и жениться на своих. Ради цели ВЫЖИТЬ разрешалось все!

Окрепли обычаи старинной взаимопомощи слабым семьям, сиротам, больным, безмужним. Обычными стали «белхи» - когда всем миром в воскресный день делали что-то для нуждающихся, складывались - деньгами, трудом. Вечером после работы собирали хороший ужин, устраивали национальные танцы, игры. От этого у всех в сердце было то, что он не один, рядом весь народ, который придет на выручку в трудный для тебя день. Непререкаемым законом сделали обычай почитания старшего, его слово.

Священной оставалась почитаться семья: никаких разводов. Семья - лицо настоящего мужчины. Женщина - образец терпения, нравственной чистоты, верности. Нарушение этой нормы - позор для семьи, фамилии, рода. И наказывают ее самые близкие — отец, брат.

Воспитывалась память о прошлом народа. Каждый знал генеалогию своего рода, близких, родных. И до сегодняшнего дня дети уже Израила помнят своих предков до седьмого колена. Помнили также все славные дела и вершителей тех дел в прошлом. Ввели обычай поминания, очень сближавший людей. Возродился в те годы старинный суд - «кхел», на котором старейшины родов разрешали все конфликтные ситуации, возникающие в текущей жизни. Соблюдались все правила ради применения сторон, ради торжества справедливости, чести, достоинства. Гордятся  Арчаковы  - в продолжение традиции - уважаемыми людьми и сегодня.

Крепились обычаи, сохранялась вера, верили неистово, всей душой. Вера ингушского народа соединяла, крепила веру в скорейшее возвращение домой. Вера ограждалась от всяческих посягательств со стороны, руководящих органов. Во время обрядов были попытки прекратить действа, но благодаря стойкости и защите со стороны сильной половины ингушского населения, вера была неприкасаема для инакомыслящих. Изгнанный народ черпал энергию и веру в самом себе и в Аллахе. Старики, умирая, просили близких: «Когда будете возвращаться домой, кости мои заберите с собой, тут не оставляйте».

9 января 1957 года указом Президиумов Верховных Советов СССР и РСФСР запрет на возвращение на родину для чеченцев и ингушей был отменен. Эти указы восстанавливали чечено-ингушскую автономию, а для организации репатриации создавался Оргкомитет. Но возвращение было затруднено конфликтами между вайнахами и занявшими в 1944 году их дома и земли поселенцами из Центральной России и малоземельных районов Северного Кавказа. Местные власти оказались не готовы к массовому возвращению и Восстановлению автономии.

Одной из причин была складывающаяся на Северном Кавказе напряженная ситуация, связанная с новой сложной перекройкой административно-территориального деления региона. За пределами ЧИ АССР оказался Пригородный район, оставшийся в составе Северо-Осетинской АССР и в конце 1980-х годов превратившийся в очаг осетино-ингушского конфликта. Властями планировалось возвращение 17 тысяч семей, но их вернулось вдвое больше, и многие добивались размещения именно в тех селениях и домах, в которых проживали до депортации. Это приводило к этническому противостоянию. В августе 1958 года, после убийства на бытовой почве, вспыхнули беспорядки. Большинство чеченцев и ингушей вернулось на родину только к весне 1959 года. Полная реабилитация чеченцев и ингушей произошла в соответствии с законом РСФСР от  26 апреля 1991 года "О реабилитации репрессированных народов". Закон  предусматривал "признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, а также на возмещение ущерба, причиненного государством".

Считается, что несмотря на ряд происшествий, в целом выселение целиком двух народов прошло спокойно и не толкнуло чеченцев и ингушей на террористическую войну, хотя все возможности для этого, по мнению историков, были. Некоторые семьи к этому времени уже обустроились на новых местах, и пожелали остаться в России, что приветствовалось правительством. Осталась на месте и семья Арчаковых.        

 4. Заключение. Терпкая минута молчания.       

Некоторые историки объясняют случившееся тем, что по законам военного времени дезертирство и уклонение от службы в армии заслуживали жестокой кары. Но власти не стали расстреливать мужчин, «подрезать корень народа», а выселили всех. При этом не были расформированы партийные и комсомольские организации, не был прекращен прием в армию. И суровое наказание было в то же время бережным по отношению к народу.

Однако большинство историков считает недопустимым наказывать весь народ за преступление части его представителей. Депортации народов, как и репрессии, носили внесудебный характер и были направлены не на конкретное лицо, а на целую группу лиц, причем весьма многочисленную. Массы людей были вырваны из привычной среды обитания, лишены родины, и помещены в новую среду, в тысячах километрах от прежней. Представителей этих народов выселяли не только с их исторической родины, но и из всех других городов и районов.

К какому выводу пришла я, знакомясь с горьким этапом судьбы рода Арчаковых, как представителей всего ингушского народа? Что все мы должны быть толерантны во все времена, независимо от того, какая бы ни складывалась ситуация. Я понимаю озабоченность нашего правительства, которое обязано было принять соответствующие меры, чтоб защитить границы нашего государства,  облегчить жизнь наших дедов, которые с готовностью отдавали жизнь на фронтах Великой Отечественной войны за Родину, детей, матерей, жен. Безусловно, предательство не допустимо никогда. Но можно ли было безжалостно отнестись ко всему народу, включая детей, стариков и ни в чем неповинных людей? Конечно же, нет. Ведь не переселили тогда многие другие народы, в связи с предательством некоторых командующих, рядовых и т. д. И если смотреть правде в глаза, то выселение народов, названное вполне невинным словом «депортация», на деле, наверное, явилось настоящей репрессией - и притом жестокой. Хотя…вряд ли бывают эти противоестественные явления иными.

С горечью думаю я, что это, как говаривала моя некогда раскулаченная прабабушка - «отсутствие жали» некоторых людей – нас самих -  было не только по отношению к этому народу, а и по отношению ко всем репрессированным нашего многонационального государства в 1918 – 1953 годы. Ошибки нельзя, наверное, исправить без осмысления и покаяния. Но только сильные люди и сильные нации умеют это делать. Очень хочется верить, что все мы – многонациональное государство – именно такие. И этой работой, по православной традиции, мне бы хотелось принести покаяние в немилосердных ошибках наших предков, то есть нас самих. Для чего? Чтоб это никогда не повторилось.

В наших поселках сейчас ставятся покаянные Кресты. Поставили и мы силами нашего научно-исследовательского общества «Купина» в мае прошлого года такой Крест. Крест в память о разрушенном православном монастыре и расстрелянных священниках. Но помогали его обустраивать не только христиане, но и семьи мусульман - Рамазановы, Арчаковы, и семья католиков Змачинских. Горе вненационально. Преступная бесчеловечность режима, уничтожавшего людей по национальному признаку, приводит к размышлению всех нас, жителей многонациональной страны… Думаю, что память обо всех пострадавших – без различия наций, веры и социального положения -  дело Богоугодное.

Был молебен, была минута молчания, были речи. И хочется, чтоб таких минут покаяния, объединяющих всех граждан бывшего СССР,  было больше.

Поклонный крест у въезда в рабочий поселок Мокшан поставлен в мае 2010 года учащимися и преподавателем Мокшанского политехнического колледжа Каменской О.Ю. – руководителем и членами научно-исследовательского общества «Купина». За крестом – бывший монастырь, в котором развертывались трагические события в период установления Советской власти.