ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ 

 Автор АГЕЕВА Анна, студентка Мокшанского политехнического колледжа Пензенской области

Руководитель КАМЕНСКАЯ Ольга Юрьевна, преподаватель общественных дисциплин  Мокшанского политехнического колледжа

2009

План:

1. Время собирать камни

2. Егор Петрович Бочкарев

3. Мокшанская Голгофа

4. Заключение

5. Примечания

 

I.  Время собирать камни

 В прошлом году мною была написана научно-исследовательская работа «Этот страшный, мятежный 1918 год». Я посвятила ее людям Мокшана, пострадавшим от красного террора. В моем исследовании была попытка увязать непростые  судьбы невинных страдальцев со временем, в котором натиск и сила победителей сумели затмить правду и милосердие.

Если бы несколько лет назад мне кто-нибудь сказал, что эта тема станет для меня близкой и родной, я вряд бы поверила. А теперь мне много приходится работать в архивах и беседовать со старожилами. И есть мечта поставить Поклонный Крест жертвам политических репрессий(1918-1953) центре родного поселка Мокшана. Отрадно, что  большинство односельчан меня поддерживают, понимают.

Вот искренние слова некоторых мокшанцев:

- Почти в каждом роду - пострадавшие. Если памятник поставим, будет, куда цветочки положить, помянуть их. (Тамара Ивановна С., воспитатель,56 лет.)

- Дом, где была ЧК, сносить собрались… Дурная слава о нем шла: в подвалах расстреливали. Сейчас молодые и не знают… А память должна быть. Благое дело затеяли.  (Николай Иванович, лесник, 48 лет.)

-Мы не можем  за  прошлое судить - кто знает, на какой стороне баррикад оказались бы  ты или я…Время было лихое. Но чтоб не повторилось оно никогда, память надо хранить. И молодежи рассказывать, что к чему,…ведь горячие они, как спички. (Николай Тимофеевич К., пенсионер, 74 года.)

- Забыли Божью Правду: «Да любите друг друга». Слова эти простые, как день, нужные, как хлеб, теплые, как руки матери, потонули в пучине атеизма 20 века. Все мы в этом повинны, и вот сейчас к этой Истине так долго и трудно возвращаемся. Нужен Мокшану Поклонный Крест.  (Наталья Петровна П., заслуженный учитель, 72 года.)

 - Придем, поможем поставить памятник. А место уже выбрали? Хорошо бы рядом с Памятником Победы. Торжественно будет. (Николай П., Александр М., Антон П., студенты политехнического колледжа,20 лет.)

- Вы так интересно про все рассказали. Мы обязательно будем вести сбор материала о жертвах политических репрессий Мокшана и организуем поездку на Лысую гору, где расстреливали односельчан. То, что там Крест стоит, слышим впервые… Поддерживаем предложение об установлении памятника в центре поселка. Дело нужное. (Лариса Б., руководитель кружка краеведов школы №I, 16 лет)

- Видно, «пришло время камни собирать»… Рядом с Памятником Победы место правильное будет, верное. Тут и Собор Успенский стоял, и Часовня еще сохранилась. Ее наши предки поставили в ответ на выстрел Гриневицкого в Царя Александра. Народ по копеечке денежки-то собирал, купцы тогда здорово  постарались…Страшный грех ведь допустили- покушение на Того, кого Сам Бог на Царство Помазал.  Часовню в честь Александра Невского назвали, золотом сусальным покрыли, а над входом надпись сделали: «Аще люди замолчат, каменья возопиют». Разобрали  в двадцать седьмом при большевиках весь верх и золото начисто вывезли. Тогда уж греха не боялись. Вот тебе что еще скажу…сказывали, что в Часовня на особом попечительстве у самого Егора Петровича Бочкарева  была, городского Головы Мокшана, лесопромышленника. О щедрости его и сейчас старые люди вспоминают. В Мокшане деревянные дома сплошь были, горели часто, а он срубы погорельцам давал… А о Соколове Николае Алексеевиче слышала? Да… убийство Царской Семьи расследовал…Про то в девяностые годы я сам-то узнал . А семью  Соколовых отец мой помнил. Детей они, как и заведено купцами, в Богоявленском храме крестили… И этот храм рядышком. Памятное место. Тут и Кресту Поклонному место… Покаянному…  (Иван Васильевич К., заслуженный работник культуры, 68 лет.)

 Но были и другие отзывы, отзывы непонимания, равнодушия… Вот они:

 - Что прошлое ворошить? (Николай Александрович Р., служащий, 42 года).

 - Кризис сейчас мировой. А вы Крест Поклонный надумали ставить. (Гия Дмитриевич К., предприниматель, 48 лет).

 Было и равнодушное молчание.

Но тех, кто поддержал наше начинание, оказалось подавляющее большинство. Понимание нашли мы и у районной администрации. Открыли расчетный счет в банке. Нашли мастера, который согласился выполнить работу по изготовлению Поклонного Креста. Надеемся на успешное завершение намеченного. Работа движется и по сбору сведений о жертвах политических репрессий односельчан. Некоторые сведения мы взяли в Книге Памяти, часть имен нам стало известно благодаря помощи Татьяны Яковлевны Алфертьевой, руководителя регионального отделения Общества Мемориал в г. Пензе. Большую помощь оказал нам краевед из Пензы Сергей Владимирович Зелев. Идет работа наших краеведов в архивах, переписка с родственниками незаконно репрессированных.

Неожиданной находкой для нас оказалось знакомство с потомками Егора Петровича Бочкарева, проживающими в Москве.

II.  Егор Петрович Бочкарев

Синягина Татьяна Николаевна и Катерина – потомки лесопромышленника  и видного деятеля Мокшана Егора Петровича Бочкарева, расстрелянного в 1918 году. С ними у нас завязалось знакомство и переписка. Ниже приводим одно из писем, так тронувших и приободривших нас:

 «Дорогие Ольга Юрьевна и Аня!

Очень обрадовались, когда получили от Вас письмо.
Приносим большую благодарность Вам и жителям Мокшана от себя и всех внуков и правнуков Егора Петровича Бочкарева за хорошую память и восстановление честного его имени в истории города. Прошло 90 лет с тех событий 1918 года, и теперь многое встает на свои места...Очень важно видеть справедливое отношение к людям, любившим свой город, сделавшим много достойных дел для его процветания...

В возможности установления Креста мы видим благодарное отношение к истории родного места, к благим делам людей, ратовавших за родной город, не пожалевших своей жизни во имя справедливости. Для наших же современников - это повод гордиться своими "корнями", идти в будущее с памятью о судьбах своих предков и истории своего края.

Я все время ощущала необходимость приехать в Мокшан. И в это прошедшее лето готовилась приехать с двоюродной сестрой и дочерью. Мы сделали все фотографии, но не могли согласовать выезд. Думаю, не стоит ждать...пошлем их по почте. Возможно ли прислать Вам письмо на адрес Мокшанского аграрного колледжа? Укажите, пожалуйста, адрес.

С уважением и благодарностью к Вам,
Татьяна Николаевна и Катерина».

 Они приезжали в Мокшан и передали документы и фотографии о потомках знаменитого земляка, которые хранятся в музее Мокшанского политехнического колледжа, и являются бесценным материалом для тех, кто не равнодушен к прошлому. Жестокая правда о красном терроре прослеживается на примере этой удивительной и трагичной судьбы.

Когда в августе 1918 года в Москве было совершено покушение на вождя революции, начался красный террор. За совершение одного покушения должны были ответить своей жизнью многие люди на местах. Эти убийства должны были навести страх на людей, и этот страх должен был удержать от повторных покушений на руководителей революции. С этой целью из Москвы в города и районы посылались люди, преданные революции, не связанные с народом, особенно тех мест, куда они посылались.(1) Вот и в наше захолустье была прислана 18-летняя девушка Пелагея Замогильная. По поручению партии она вместе с другими революционерами стала бороться за укрепление советской власти в деревне. Замогильная и стала осуществлять красный террор в Мокшане, то есть и арестовывать, и расстреливать намеченных.

Егор Петрович Бочкарев попал в число заложников, которых сажали в тюрьму первоначально за то, что они якобы не могли уплатить налог с имущества. Позже имущество конфисковывалось. А для устрашения непокорного населения многие подвергались расстрелу. Егор Петрович был лесопромышленник, приобретал лесные делянки и использовал их в хозяйственных целях: заготовлял дрова или срубы для построек домов. С этой стороны он более всего и известен, и оставил о себе добрую память.

В старом Мокшане были частые пожары. Сплошь соломенные крыши на домах и надворных постройках, рядом с домами – гумна с ржаными и овсяными одоньями – все благоприятствовало большим пожарам. В это время Бочкарев и получил славу, завоевал авторитет и уважение среди своих сограждан именно тем, что помогал погорельцам строить дома. Если бы в то время кто спрашивал о нем, то каждый бы ответил: "Егор Петрович – человек, который погорельцам на льготных условиях отпускает срубы в рассрочку, а бедным – и даром". Но не этим только он запомнился мокшанцам.

Ни одно культурное мероприятие того времени не обходилось без его участия. Ведь он состоял неизменным членом органов самоуправления – Мокшанской городской думы и земской управы. При содействии Егора Петровича в Мокшане в 1904 году был открыт Народный дом, на долгие годы ставший культурным центром Мокшана, вокруг которого группировалась интеллигенция. Осенью 1906 года в Мокшане открылась гимназия смешанного типа, первая в Пензенской области, одна из немногих в России, где совместно обучались и мальчики, и девочки. Осуществилась мечта Бочкарева. К тому времени уже в некоторых уездных городах Пензенской губернии (например, в Саранске, в Нижнем Ломове, Краснослободске) были гимназии, но раздельного типа. Мокшанская гимназия была предметом постоянной заботы Егора Петровича, как ее попечителя.(2) Щедро он жертвовал и на Храмы. В эти же годы (1906 - 1912) его заботами была открыта богадельня, то есть, по-современному, Дом инвалидов и престарелых. Вероятно, в других странах за такую деятельность в родном городе такому земляку поставили бы памятник.

Однако в Мокшане его ждала другая участь: в 1918 году он был расстрелян на Лысой горе. И вместе с ним еще около тридцати человек заложников. А вдохновительница террористических убийств была Замогильная, которая в семидесятые годы в той же гимназии рассказывала, что там обучались только дети кулаков, купцов и прочих мокшанских богатеев. Вот такая грустная история судьбы нашего знаменитого земляка.

Кто-то из неизвестных доброхотов недавно поставил Поклонный Крест на Лысой горе, которая находится в лесу, в семи километрах от Мокшана. Об этом мало кто знает из мокшанцев. Краеведы нашего колледжа бывают там в День Памяти жертв политических репрессий, возлагают цветы. 

 III.  Мокшанская Голгофа

 Кроме Замогильной в Мокшанском уезде новые порядки насаждали большевики Охлопков, Астаховы, Хавронин, чекистка Бейлис и Фома Наливайко, вскоре повышенный в должности. Первыми объектами для расправы стали Казанский монастырь и барские поместья. В феврале 1918 года большевики попытались отобрать у монастыря лошадей в пользу мокшанской коммуны, которая расположилась здесь же. Но монахини дали отпор. Игуменья монастыря Мария (Кубасова) вместе с духовенством Мокшана и знатными горожанами противостояли бесчинству – писали в Москву жалобы с просьбами убрать комиссара Охлопкова. Но все было тщетно.(3)

Весной 1918 года на беззащитных монахинь Казанского монастыря двинулся отряд вооруженных красноармейцев из 20-ти человек. Единственной Защитой монахинь была молитва. Председатель Мокшанского горсовета Астахов первым вошел в монастырь и наткнулся на двух сестер, которые не смогли скрыть своего возмущения. Председатель выстрелил в одну из монахинь и ранил ее. Кто-то из девиц ударил в набат. Большевики стали стрелять, но пули попадали то в колокол, то в стены, то чудесным образом разлетались в стороны. Колокол гудел на всю округу. Из Мокшана и Богородского к монастырю стекался православных люд, но сраженная пулей матушка упала. Набат умолк. Подоспевшие люди готовы были вступить в схватку, однако, отряд большевиков не выдержал и удалился в сторону Мокшана. Были убитые и раненные.(4)

В 1918 году был репрессирован Александр Александрович Пенский, последний штатный священник Казанского монастыря. Родился он 20 ноября 1881 года, в семье личного дворянина. Окончил Духовную семинарию, был учителем в школах Пензенской губернии. В 1906 году рукоположен в священника и определен в Казанский женский монастырь Мокшана. Отец Александр был эрудированным и передовым человеком своего времени. Своих пятерых детей он воспитывал в любви к Богу и старался сделать их людьми всесторонне развитыми.

В 1918 году хозяйство о. Александра было разграблено, сам он зачислен в тыловое ополчение. В 1919 году его арестовали и вместе с монахинями Казанского монастыря Надеждооой и Леонидой заключили в тюрьму. Мокшанская религиозно-трудовая община обращалась к властям с прошением освободить всеми любимого священника. Но ходатайство монахинь было оставлено без последствий, а 5 декабря 1920 года иерей Александр Пенский скончался в заключении от возвратного тифа.

Рассказывая о Бочкареве, я не упомянула о прочих жертвах, расстрелянных в печально известном месте "Лысая гора". Это были известные своим благородством представители старой России, лучшие люди славного уездного городка. Долгое время тела мучеников не давали захоронить, затем в целях гигиены, забросали хворостом и подожгли.

Среди страдальцев оказались, предположительно, игумения Казанского монастыря Мария, священник села Богородское Иоанн Орлов, неизвестный священник о. Павел, директор гимназии Некрасов, член окружного суда Уманов, городской судья Земблинов, купец Покидаев, землевладельцы Анненков, Рожковский, Генералов, урядники Духанин и Бердин, стражник Саврасов и другие.(5) Старожилы Мокшана говорят, что именно после расстрела на месте их мученической кончины забили источники. Казанский монастырь и имения расстрелянных подверглись разорению. "Делили имущество".

Расстреливали репрессированных и в самом Мокшане, в подвале ЧК. Этот белый двухэтажный дом и сейчас стоит напротив Михайло-Архангельской церкви. Осенью 1918 года здесь был убит бывший матрос Иван Мезинов. Он был сыном мокшанского крестьянина, в Первую мировую войну служил на флоте, характер имел боевой и задиристый, был "первым парнем на селе". Ему и дружку М. Хавронину была предложена работа в карательных органах. Однако Иван отказался от "работы" за что и был расстрелян в подвале белого дома чекисткой Бейлис. (6)

В Мокшане просияло имя священномученика Павлина, архиепископа Могилевского. Он родился 19 декабря в Керенке Мокшанского уезда Пензенской губернии в семье крестьянина Косьмы Крошечкина. Маленький Петр рано лишился отца и был воспитан благочестивой матерью. Их дом был приютом для странников. От и сейчас чудом сохранился. Со старшими он ездил в Саров, и уже в детстве хотел быть иноком. Вся его жизнь – беззаветное служение Богу. Он был прост в обращении, незлобив, как дитя.

Осенью 1926 года среди епископата обсуждалась возможность тайного избрания Патриарха. Святитель Павлин собирал подписи по всей России. В Москве его внезапно арестовали. Год провел в одиночной камере тюрьмы и 9 апреля 1927 года был освобожден. В 1933 году был назначен на Могилевскую кафедру. 24 октября 1936 года архиерей был арестован и приговорен к 10 годам заключения, но, в связи с ужесточением гонений, 21 октября 1937 года в Кемеровском лагере был расстрелян.(7)

 IV.  Заключение

 Материал, который по крупицам собирается нами, раскрывает судьбы гонимых наших соотечественников. За каждой цифрой – стоны мучеников. Пусть этот скромный труд будет призывом к нашему покаянию, переосмыслению недавнего прошлого и напоминанием о недопустимости повторения ошибок прошлого. Работа написана на основе воспоминаний современников, хранящихся в музее колледжа, их потомков, а также публикаций и архивных материалов.

Поклонный Крест должен быть в Мокшане. Время собирать камни!

 В мае 2010 года по инициативе Ольги Юрьевны Каменской был поставлен поклонный крест около бывшего монастыря на окраине Мокшана.