Исторические факты::Коллективизация и раскулачивание::Коллективизация по-кикински

Коллективизация по-Кикински 

Авторы:  Акжигитова Лилия, Карамышева Эльмира, ученицы 9 класса средней школы с. Кикино Каменского района Пензенской области.

 Руководитель Девликамова Равиля Биляловна, учитель истории.                                                                   

2009                                                                                                                                                            

За каждый стог, что в поле лежал,                                                                                                                                      За каждый рог, что в хлеву держал,                                                                                                                                 За каждый воз, что с поля привёз,                                                                                                                                     За собачий хвост, за кошачий хвост,                                                                                                                                  За тень от избы, за дым от трубы,                                                                                                                                        За свет и за мрак, и за просто так…                                                                       

А. Твардовский

Двадцатые годы нынешнего столетия стали временем подъема крестьянского хозяйства, свидетельствуя о благотворных результатах национализации земли и политики НЭПа. За три-четыре года крестьяне восстановили сельское хозяйство после сильнейшей разрухи 1917-1922 годов. Производство зерна превысило уровень 1913 года, продолжался рост поголовья скота.

Однако руководитель партии и государства И.В. Сталин считал темпы роста сельского хозяйства явно недостаточными и несоответствующими задачам индустриализации страны. Мотивируя свое решение кризисом хлебозаготовок, произошедшем в конце 1927 года, Сталин решил перевести сельское хозяйство на путь крупного обобществленного производства. Он рассматривал этот шаг и как средство решения хлебной проблемы в самые короткие сроки, и как средство единовременной ликвидации кулачества как класса и как главного врага Советской власти. Выбор пути совершился в конце 1929 года.

Трансформация ленинской политики «всемерного развития кооперации во всех ее формах» и переход к «курсу на коллективизацию» начались весной 1929 года, когда форсирование организации колхозов становится все более откровенным и сильным.

Летом 1929 года провозглашается лозунг «сплошной коллективизации» крестьянских хозяйств целых округов. Теоретическим обоснованием форсирования коллективизации явилась статья Сталина «Год великого перелома», опубликованная 7 ноября 1929 года. В ней утверждалось, что в колхозы, якобы, пошли основные массы середняков, что в социалистическом преобразовании сельского хозяйства уже одержана решающая победа»

   Сразу оговоримся, что 1929 год, вопреки утверждениям вождя, не стал «годом великого перелома» ни для страны в целом, где в колхозах тогда состояло 6-7% крестьянских хозяйств, ни для Каменского района в частности, где социалистический сектор в сельском хозяйстве был представлен тремя совхозами с земельной площадью 10178 га, учхозом в с. Завиваловка (720 га) и двумя коммунами (1326 га).

Следующий шаг в деле создания колхозов был сделан на ноябрьском Пленуме ЦК ВКП(б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». Средняя Волга, куда входил и наш район, должна была завершить коллективизацию «осенью 1930 года или, во всяком случае, весной 1931 года».

Столь сжатые сроки находились в полном противоречии с указанием о недопустимости «какого бы то ни было декретирования сверху колхозного движения». На деле разъяснительная и организационная работа в массах подменялась грубым нажимом, угрозами, демагогическими обещаниями. Уровень коллективизации, благодаря таким мерам стремительно повышался, и к началу марта в колхозах уже числилось 50 % крестьянских хозяйств.

У коллективизации по-кикински было трудное начало.

Каменский район, образованный в мае 1928 года и входивший в состав Пензенского округа Средне-Волжского края, к началу коллективизации представлял из  себя типично аграрный уголок Поволжья. В его составе к 1930 году насчитывалось 35 сельских советов, территория была несколько шире современной - граница земельных угодий проходила по периметру: Вирга - 1-я Александровка – Озерки - Большие Верхи – Студенец – Черенцовка - Казанская Арчада – Голодяевка – Анучино – Щепотьево – Кикино – Адикаевка – Лещиново -Вирга.

Население Каменского района составляло 95340 человек, число крестьянских хозяйств определялось цифрой 18893. По имущественной ценности и крепости хозяйства подразделялись следующим образом: бедняков - 5880 хозяйств (32,2%), середняков - 12149 (61,1%), зажиточных - 152 хозяйства (0,8%), кулацких – 178 хозяйств (0,9%). Самый высокий процент кулацких хозяйств, по данным «Каменского колхозника»,был в с. Каменке -12 %, а также в селе Кикино - 5%

В первые годы к коллективизации было однозначно отрицательное отношение. Сейчас «озвучиваются» разные точки зрения на этот грандиозный «красный проект». Одна сторона утверждает, что если бы не провели коллективизацию и неразрывную с ней индустриализацию, то Гитлер бы нас смял в сорок первом. Коллективизация «высвободила» миллионы крестьян, которые были брошены на стройки первых пятилеток к домнам, станкам и конвейерам советской индустрии, -на десять предвоенных лет. Другая сторона считает, что коллективизация подорвала село, уничтожила самую производительную часть крестьянства. Мне кажется, спор будет длиться долго. Мне хотелось бы посмотреть на этот вопрос с точки зрения жителей села Кикина.  

В нашем татарском селе очень трудно приходилось муллам. Они не приняли политику коллективизации и активно отговаривали крестьян вступать в колхоз.

В июле 1931 года в дом муллы Насруллы Харьясовича Патеева пришли люди из ОГПУ и предъявили ордер на обыск и арест. Он обвинялся  в том, что, якобы, говорил: «Советская власть грабит народ, раскулачивает неверно, настало крепостное право…». Отличительной чертой раскулачивания в Кикино было то, что дом конфисковывали и перевозили на другое место. Дом Патеева перевезли в поселок Отчаянку, где он стал амбаром. А его дочери Хадиче Акжигитовой тогда было 2 года, она, конечно, не помнит, что происходило в их доме. Но со слов своей матери она смогла достаточно подробно рассказать нам о происходившем.

   В своем интервью Хадича Насрулловна рассказала, что вся семья проснулась от очень громкого стука в дверь в 12 часов ночи. Отца арестовали и увезли, а всех членов семьи, в том числе и пятерых детей, выгнали на улицу. Так они и жили до зимы: голодали, ели лебеду  и крапиву. Может быть, поэтому около их дома и сейчас совсем не растет крапива.

Пожалел их Янборисов. Он жил на улице «тюбян авыл» и был очень добрым, приходил на помощь всем, хоть у него тоже была большая семья. Он разрешил семье скитальцев тайно жить в хлеву, давал хлеб, одежду.

Очень помогали односельчане. Приносили еду, вещи, посуду, поскольку конфисковано у семьи было все, даже самовар.

Между тем, отца осудили, а все Патеевы получили прозвище «враги народа».

Хадича пошла в школу, закончила пять классов и на всю жизнь сохранила благодарность  учителям Кикинской  школы.

Особенно вспоминает Янборисова Алляма Алиевича, потому что помог с одеждой, нашел жакет, обувь, карандаши, бумагу…

От отца долго не было никаких известий, но в один прекрасный день объявился односельчанин Амин Бигеев. Он рассказал, что вместе с Насруллой Патеевым он сидел в Селиксе, вместе они валили лес. У Амина в воротнике тулупа, были зашиты золотые монеты. Одну монету он отдал охраннику, тот помог сбежать ему и его товарищу, которого звали «БАРМАК». Когда они прощались, Насрулла Патеев прислонился к дереву и плакал, потому чо, у него не было возможности дать охраннику золотую монету, и никто не смог ему помочь.

Вскоре отец Патеевых умер от голода. После реабилитации жена и дети нашли его могилу, но до сих пор Хадича Насрулловна сохранила на душе обиду на власть. Конечно, она получила положенную ей компенсацию, выписку, что отец реабилитирован, но ведь могло быть все иначе.

Колхозное движение в селе шло трудно. После 15-го съезда партии власть вела усиленную агитацию за вступление в колхоз. Приводили примеры успешной работы и зажиточной жизни в колхозе. Крестьяне слушали, но в колхоз записаться опасались.

   Одновременно органы вели борьбу с кулачеством путем налогообложения, лишения права голоса, конфискации имущества. Это была политика «ликвидации кулачества» в селе, но обращает внимание факт, что слово «кулак» приобрело другое значение: если во времена Владимира Даля кулаком называли скупого человека, скрягу, кремень, перекупщика», то теперь кулаком стал любой зажиточный крестьянин, а то и просто любой, кто не нравился местной власти.

В нашем селе было два колхоза: «Яңа тормыш» и «Колхоз имени Сталина».

Первым председателем колхоза «Яңа тормыш» был Патеев Амин. Колхоз состоял в основном из коммунистов и активистов села. Одним из них был Зыятдин Мусинович Баткаев. Ему было легко приобщаться к коллективному хозяйству, так как терять ему было нечего, да и по характеру он был покладистым, простым, легко управляемым, послушным и работящим. Он соглашался на любые условия.

А вот с Патеевым Мусей А. было сложнее: у него были две лошади, две коровы, уйма гусей.  Он отличался крутым нравом, в колхоз не пошел. Уговоры родных оказались безрезультатными.

   Пришло время, когда все стали идти в колхоз, чтобы избежать конфликта. В селе появились первые животноводы - это были Альков Шикур, Патеев Исмаил и другие.

   Зыятдин Баткаев решил ухаживать за лошадью. В селе много было лошадей, а когда кормить их было нечем, отправились с лошадьми в Тулу. Видимо там был корм. А прадед отправился с лошадьми в Астрахань. Работал извозчиком.

   В Туле жить приходилось по шесть месяцев. Вахтовый метод его не устроил, он стал подумывать о другой работе. В 1936 году в Кикине открыли пункт по сепарированию молока, и Зыятдин пошел туда работать. Вот что рассказала нам его дочь.

   Возил в соседнее село Кевду масло, творог, сыр, казеин. А потом заставляли делать альбуминовое масло, пенки сыворотки кипятили и получали масло. Молоко было жирное, возить такое нельзя было и тогда нашли выход: разбавляли не водой, а обрат кипятили и вливали. Это была сложная технология, можно было ошибиться, но и тогда, могли быть печальные последствия.

   Патеев Муся А. начал дружить с людьми из сельсовета, потихонечку их подкармливал. Находил подход, приезжающих из города оставлял ночевать кормил, лошадям давал корм, топил баню. Таким образом, подкупал их. И когда пришли его раскулачивать. Легко получил поддержку со стороны власти и был оставлен.

   Увидев, что власть очень жестко проводит коллективизацию, крестьяне Кикино стали записываться в колхоз большими массами, и  вскоре все стали колхозниками. Была осуществлена 100% коллективизация в селе. Конечно это было нарушение закона. Всех кикинцев всколыхнул арест председателя Васильева Умяра. Рассказывала его дочь Уразгильдеева Раиса: «Председатель колхоза мой отец Васильев Умяр решил перевести несколько дворов из колхоза «Яңа тормыш» в Отчаянку колхоз имени Сталина. Начал заниматься сельским хозяйством. Но понимал, что дождливое лето ни к чему хорошему не приведет. Весь  август дожди, а зерно уже начинало гнить. И тогда он решил раздать колхозникам за трудодни зерно заранее. Как раз в этот момент началась засуха, после проливных дождей. Оставшуюся солому собрали в большой омет. Кто-то поджег, а обвинили его, вроде на самом верху нашли зеркало. Один  бдительный товарищ  обо всем доложил и сразу он был арестован и отправлен в Пермь. Здесь оставались его дети, среди которых Кадир был смышленым, развитым взял и написал письмо товарищу Калинину. Пришел ответ,  что их отец репрессирован. Когда его привезли в Пермь, у него открылась язва, заболел и умер. Похоронен в Перми.

   Колхозники стали получать за трудодни все меньше и меньше. Главная причина была связана с ростом промышленности в результате чего индустриализации. Росли города. Росло население страны. Росли потребности в продуктах.

   Задания были высокими, после выполнения плана сдачи сельхозпродуктов на трудодни оставалось мало, снижался энтузиазм, ухудшилась дисциплина.

   О том, что колхозники артели «Яңа тормыш» готовились к весеннему севу добросовестно можно судить из статьи в газете «Каменский колхозник» 1931год председатель А. Патеев пишет: «Колхоз провел снегозадержание на площади 714 га из 770га по плану. Завезли минеральные удобрения 24 тонны. Из7 бригад 3 закончили ремонт.(бригадир Альков) следует отметить хорошую работу А. Баткаева, Ф. Канеева, Х. Мамедова. В бригаде 28 лошадей и все они средней упитанности. Надеемся, что наши кони обеспечат успех.»

    О том, что единоличники аккуратно посещали громкие читки следует тот факт, что пишут: «единоличники подали, убедившись в преимуществах колхоза, заявления о вступлении в колхоз»

   Проискам классового врага- кулачества в Кикине нанесен сокрушительный удар. Беспощадно очищали колхоз и вели борьбу за успешное выполнения плана.

   Одновременно шла ликвидация неграмотности. В связи с этим обратились в отдел образования с просьбой прислать учителя русской национальности. Поэтому в селе было много русских. Крестьянин, вступивший в колхоз, постепенно теряет чувство хозяина на земле, которая теперь стала общей, а значит ничьей. Прямым следствием этого стало наплевательское отношение к работе, воровство и пьянство. « Каменский колхозник» не оставил в стороне и эти  факты. Так, в колхозе им. Сталина Кикинского сельсовета «у колхозника Бареева было 300 пудов скрытого хлеба.

   Так происходило раскрестьянивание деревни. Коллективизация привела к исчезновению людей, работающих на износ. Многие были не заинтересованы в результатах труда, отсюда нехватка сельхозпродукции. Но, к счастью, в нашем селе голодомора, как в Поволжье, не было. Старейшины говорят, что это благодаря доброте председателя.

   И поэтому, когда сейчас говорят о кризисе в экономике, я верю мудрым представителям власти и собственникам, которые не допустят, чтобы в поле рос бурьян, оставался неубранным урожай.