Х Всероссийский конкурс исторических исследовательских работ старшеклассников "Человек в истории. Россия - ХХ век"

КАК "КОММУНАРЫ" БАРСКОЕ ДОБРО РАЗБАЗАРИЛИ: Из истории с.Плёсс Мокшанского р-на Пензенской области

Автор Богатырёва Елена, ученица 9 класса МОУ ООШ с.Плёсс Мокшанского р-на Пензенской области

Руководитель Меркушина Т.В., учитель истории МОУ ООШ с.Плёсс

2009 год.

 Вступление.

С большим удивлением я поняла, что  история моего села похожа на запутанный детектив, в котором  множество тайн и загадок. И казалось бы ещё живы свидетели событий, происходивших в 20 веке и раскрыть эти тайны не сложно, но…. Вдруг оказалось, что очевидцы некоторых событий упорно не хотят о них говорить и вспоминать имена главных участников, многие вообще переводят разговор на другие темы или перестают общаться совсем. Документы, которые могли бы помочь тайны раскрыть или отсутствуют, или не доступны.

В прошлом году я принимала участие в социальном проекте «Вернём селу память». Мы хотели установить памятник разрушенной в нашем селе церкви Вознесения- памятнику начала 19 века, который украшал село и был частью  его истории.

Оказалось ,что нашу церковь построил Плёсский помещик Степан Степанович Мельгунов в 1823году в память о своих умерших детях и жене.  

Когда первые колхозники после установления советской власти  в нашем селе  в 1919году церковь закрыли и разграбили, они вскрыли могилы на территории церковного кладбища. Старожилы говорят, что колхозное правление разрешило это сделать, потому что надеялось, что в этих захоронениях можно было найти ценные вещи. А некоторые считают, что это было простым мародёрством, сделано без предварительного решения колхозного начальства.

В осквернённых могилах были похоронены два первых плёсских  священника и плёсские помещики Обуховы. По надписям на нагробных плитах, они были отцом и сыном ( так говорят старожилы нашего села, мы нашли  пока только одну надгробную плиту рода Обуховых).

Мне захотелось узнать, а чем были известны  эти  Плёсские  помещики, что за люди они были. В своей работе я пыталась рассказать о роде Обуховых на территории нашего края и о Петре Михайловиче Обухове, плеском помещике, о том каким он и его наследник оставили Плёсс к началу 20 века и как этим «барским» наследством распорядились новые власти.

Почему я выбрала именно этого человека? Так случилось. ..

Когда мы с друзьями искали кирпичи, из которых была сложена наша сельская церковь, чтобы сложить из низ церкви Вознесения памятник, в развалинах совхозной мастерской нашли невероятную находку.

В одном из помещений ,где раньше стояли совхозные станки (токарные и шлифовальные), в полу мы увидели надгробную плиту. Целую надгробную плиту из чёрного гранита! Она почти полностью  сохранилась. Мы убрали мусор сверху и увидели очень чёткую надпись с именем, фамилией, отчеством и годами жизни человека нам не известного.

С этого и началась история моего исторического  исследования. 

В работе я использовала рассказы старожилов села, работы пензенских краеведов, архив совхоза «Плёсский» и архивные документы ГАПО.

Часть 1.

1.1. Род Обуховых в Пензенском крае.

Среди старинных русских фамилий, связанных с историей Пензенского края и внесших свой вклад в его развитие, обустройство, фамилия Обуховы занимает, как вытекает из исследований пензенских краеведов, достойное место.

Первые Обуховы появились в Пензенском наместничестве в начале 80-х годов 18 века. И если принять во внимание, что основание нашего губернского города  Пензы относится к 1663году,( см.№10 в списке источников и литературы), то можно считать Обуховых старинной дворянской  фамилией  пензенского края.( см.№1 в списке источников)

История любой семьи, особенно старинной, интересна своими корнями, поэтому всегда интересно узнать «откуда есть пошли»  Обуховы вообще.

В « Общем гербовнике дворянских родов Всероссийской империи « т.9с.21 о гербе рода Обуховых есть такая запись: «В щите, имеющем голубое поле изображен обращенный в левую сторону черный медведь, стоящий  задними лапами на земле, а в передних держит серебряную секиру. Щит увенчан дворянским шлемом и короною, на поверхности которой находится черный медведь с секирою и по сторонам его два черных  орлиных крыла. Намёт на щите голубой, подложенный золотом.». Следует отметить ,что из нескольких дворянских родов Обуховых, существовавших в России ( см.№2 в списке источников).исследователи дворянских гербов считают герб Обуховых достаточно редким. Медведь в гербе редко применялся в дворянских фамильных гербах,обычно он присутствовал в княжеских гербовых изображениях (см.№5 в списке источников). Как известно ,для утверждения родового герба нужно было подавать прошение на утверждение его с перечислением всех родовых заслуг и объяснять суть изображения на нём ( см.№2 в списке источников). По изображению герб Обуховых должен быть как-то связан с гербом города Ярославля ( на нем тоже изображен медведь с секирой в передних лапах) .В перечне дворянских родов Ярославской губернии тоже встречаются Обуховы.

Род Обуховых восходит к 15 столетию. В документах  за 1450-1468гг.упоминанется его родоначальник Михаил Обух,  помещик Переяславского уезда, и Василий Обух- съезжий судья.(см.№3 в списке источников). В Толковом словаре живого  великорусского языка Даля В.И. в т.2 на с.629 есть объяснение слова «обух» в старорусском языке: « тыльная  часть всякого острого орудия( сабли, ножа, топора) тупой, глупый или упрямый человек, неслух.» (см.№4 в списке источников).

Конечно, хотелось бы думать, что  дворянский род,  обустраивающий наш край изначально , получил своё прозвище, ставшее фамилией за упрямство в достижении целей, а не за глупость, как можно предположить из определения Даля В.И.

На протяжении 450 лет род Обуховых был связан с  с Владимирской и Ярославской губерниями, там представили рода Обуховых встречаются среди помещиков до 1904 года ( см.№3 в списке источников). А.Ю Плотников  пензенский краевед, изучающий историю рода дворян Обуховых в Пензенском крае ( см.№5 в списке источников) пишет о том, что в 16 столетии Обуховы находились на службе во Владимирской губернии до 18 века, а оттуда началось расселение нескольких родовых ветвей этой фамилии по другим губерниям в России. Обуховы получали за службу земли с крестьянами. А.Ю.Поляков, ссылаясь на работу Руммеля  и  Голубцова, упоминает о версии польского и литовского  происхождения рода Обуховых.

В 18 столетии Обуховы продолжали семейную традицию военной службы в гвардии ,главным образом в Измайловском полку .В работе А.Ю Плотникова воинский  стаж Обуховых в этом полку более 75 лет. Именно в 18 столетии Обуховы получили за службу Пензенские земли, а в 19-Саратовские ( см.№7 и 8 в списке источников).

 Пензенская ветвь Обуховых была очень многочисленной ( см.№8 в списке источников)  и довольно состоятельной по чинам и имуществу.

 В Мокшанском,  Городищенском,  Саранском, Пензенском уездам им принадлежало более 10 тысяч десятин земли ( см.№8 в списке источников).

А.Ю.Плотников утверждает, что на данный момент существует очень мало сведений и точной информации о местах захоронения Обуховых в Пензенском крае ,о их судьбах после 1917года.Революция и гражданская война разметала представителей этого дворянского рода по всей России ,увезла  за границу. Плотников утверждает ,что потомки пензенских Обуховых могут на данный момент проживать в Нижнем Новгороде и в Мордовии, в г. Темникове. Поэтому думаю, что  находка надгробных плит Обуховых в Плёссе имеет историческое значение не только для нашего села, но и для пензенских краеведов тоже.

1.2. Пётр Михайлович Обухов. Факты из биографии.

Когда мы с друзьями  случайно нашли в развалинах совхозной мастерской надгробную плиту Петра Михайловича Обухова с датами его жизни и смерти, конечно же, удивлены были очень. А ,главное, очень захотелось узнать ,что это за человек, кем он был и почему его надгробие оказалось в столь плачевном состоянии и в неподобающем месте. Мы обратились за помощью к своему учителю истории Меркушиной Татьяне Валерьевне . вместе с ней, начали свои краеведческие исследования.

Я обошла старожилов нашего села с расспросами о Обуховых. Оказалось, что фамилия в нашем селе очень известная, на слуху у всех, есть до сих пор люди с такой фамилией. А вот принадлежат ли они к дворянскому роду или нет эти люди сами не знают, даже и не выясняли никогда. Но все ,с кем я разговаривала, уверенно рассказывают, что Обуховы  последние Плёсские помещики. И именно их могилы разграбили, когда разоряли церковное кладбище в центре нашего села.

Могил Обуховых у церкви Вознесения было две. Были там похоронены два брата или отец и сын, мне не удалось  выяснить до конца. По датам жизни Петра Михайловича Обухова, а он родился в 26 декабря 1842года и умер в 1884году  30 августа, изданных приведенным  краеведом А.Ю.Плотниковым в своей работе о роде Обуховых ( см.№5 в списке источников) выходит ,что отцом Петра Михайловича Обухова, похороненного в Плёссе может быть Михаил Петрович  Обухов.

Михаил Петрович Обухов родился в 4 июня 1813 г., умер в 1888году. Его женой и матерью ( предположительно) нашего помещика Петра Обухова была Наталья Фёдоровна Левина 1825года рождения .( см.№5 в списке  источников)

Михаил Петрович Обухов при жизни  служил  в лейб-гвардии уланском полку и вышел в отставку ротмистром, принимал участие в подготовке реформы 1861 года, так как являлся в то время членом Пензенского губернского комитета об улучшении быта помещичьих крестьян. С 1844 по 1846год он был мокшанским уездным предводителем дворянства ( см.№8 в списке источников) . Его семейство проживало в городе Пенза на Лекарской улице в собственном доме. Дом был 3-х этажный из красного кирпича ( дом сохранился  на улице Володарского №6, но имеет теперь современный вид от перестроек и ремонтов). По документам, собранным А.Ю.Плотниковым, пензенские Обуховы вообще по долгу служили уездными дворянскими предводителями, что говорит о их высоком общественном положении в современном им обществе.

Семейство Обуховых в Пензенском крае было  многочисленным. В Дворянской родословной книге Пензенской губернии вместе с женами числились около 40 представителей фамилии Обуховых .

Общественное положение Обуховых  способствовало тому, что они  вступали в браки с представителями многих известных дворянских фамилий, таких как бароны Врангели, графы Татищевы,  Панчулидзе, Киреевы, Боратынские, Олферьевы, Зиновьевы, Сушковы ( см.№5 в списке источников).

 Дед плесского помещика ,  бригадир Петр Иванович Обухов получил земли в Пензенской губернии  от своего отца Ивана Васильевича Обухова. Отец  нашего помещика Михаил Петрович женился 27 августа 1841 года на Левиной Наталье Фёдоровне. Судя по количеству детей , брак был удачным, семья была многодетной даже по тем временам.

Отец Петра Михайловича  имел 11 детей, одним из них и был Петр Михайлович Обухов, появившийся на свет 26 декабря 1842года.

Его брат Михаил Михайлович Обухов в конце позапрошлого века обосновался в Саратовской губернии, где был одним из  активных земских деятелей. Накануне 1 мировой войны он был гласным Балашовского  уездного и Саратовского губернского  земского собраний, членом губернского комитета по делам мелкого кредита. Братья Михаил и Петр получили  высшее агрономическое образование .

Плёсский помещик  Петр Михайлович Обухов в 1872году в г.Висбаден 30 июля женился. Его женой стала Дарья Егоровна Врангель .

Я с удивлением узнала, что , оказывается в моём селе жили родственники знаменитого барона Врангеля!

Дарья Егоровна Врангель- по мужу Обухова ,родилась в 1844году, умерла в 1914. По датам, мужа она пережила, где  умерла и похоронена , нам не удалось установить. Отцом Дарье Егоровны был Егор Егорович Врангель ,барон, 1827года рождения.

Он  закончил  курс в училище правоведения, служил в Сенате и в Министерстве юстиции, где сначала был вице-директором, а потом директором департамента. Он оставался в данной должности и после назначения его в сенаторы в 1867 году. Егор Егорович был членом комиссии по судебной реформе, состоял делопроизводителем в следственной  комиссии по делу о преступном покушении Каракозова, он принимал участие  в кодификации распоряжений, касающихся судебной реформы. Егор Егорович участвовал в введении судебной реформы в Царстве Польском. Он умер в 1875 году, по времени жизни мог присутствовать на свадьбе своей дочери в Висбадене и даже видеть внуков, т.к. первенец появился у молодой семьи в первый год их совместной жизни. ( материалы об отце и деде  Дарьи Егоровны взяты нами из интернета , поэтому могут быть и неточности). Дед Дарьи Егоровны –Врангель Егор Васильевич родился в 1784 и прожил до 1841 года. Он был профессором русского права , окончив курс в Дерптском университете, продолжал занятия в Виттенберге и Гейдельберге, а затем поступил на службу к Сперанскому. Ещё одна знаменитая фигура в русской истории!  В 1811году он служил профессором русского права в Казанском университете, в 1820г- в Петербургском университете педагогическом институте. Он читал лекции по праву в Царскосельском лицее. 

При открытии училища правоведения он был назначен инспектором его и преподавателем  наследника тогдашнего государя .

Мы нашли на одном из интернет сайтов воспоминания брата Дарьи Егоровны  о семье. В этих воспоминаниях  есть такие строчки: «…семья наша состояла из 4 братьев, включая меня и трех сестёр, няни, двух гувернанток, француженки, немки, и гувернера, который был толи немцем, то ли из прибалтийских земель. Жили у нас ещё и две тетки, незамужние сестры отца. Самого отца я к членам нашей семьи не причисляю, так как он он не член семьи, а её повелитель, Юпитер- громовержец, которого боялись, но редко зрели воочию. Два старших брата были уже взрослыми: один был дипломатом, другой конногвардейцем, и жили они сами по себе- дипломат в нижнем этаже, а конногвардеец- в казармах…Семья наша подразделялась на два и по обычаям, и по правам совершенно разные племени: «больших» и «маленьких». «Маленьких» все баловали и ругали попеременно…»

Мы считаем ,что при таких отце и деде Дарья Егоровна должна была получить достойное образование и воспитание. А наш плёсский помещик выбрал себе достойную жену, думаем потому, что был её действительно достоин.

С именем Дарьи Егоровны и Петра Михайловича Обуховых связана еще одна сенсационная для меня новость. Пензенский краевед Валерий Малышкин в своих работах по истории дворянских родов упомянул, что в 1896году  знаменитый барон Пётр Николаевич Врангель побывал в нашем селе. Так и указывалось в селе Плёсс Мокшанского района!

 Он приезжал на свадьбу к своей двоюродной сестре Дарье Петровне Обуховой. «Бракосочетание  происходило в Никольском храме Пензы, который размещался до революции примерно на месте кинотеатра «Родина»- пишет Валерий Малышкин. Он же высказывает мысль о том, что Врангели могли бывать у своих родственников в Плёссе и в Пензе не раз.

Свадьба, на которой присутствовал Петр Николаевич Врангель , была в Плёссе,  там же поселилась и молодая чета.

Мы пытались найти более подробные сведения о том , каким человеком был Петр Михайлович Обухов и его семья. Но, пока нам это не удалось. Из тех скудных сведений, которые нам уже известны мы можем предположить: во-первых плёсские Обуховы были людьми не бедными, раз породнились с известным родом Врангелей и свадьбу играли в нашем селе; во-вторых , их собственная свадьба была за границей в Висбадене, что тоже свидетельствует о достатке; в –третьих дед Петра Михайловича имея 11 детей сумел всех обеспечить и земельными владениями и дать образование сыновьям. Дочь Обухова П.М. после свадьбы осталась жить с отцом в Плёссе,  значит молодожёнам были созданы достойные условия для проживания.

На церковном кладбище в Плёссе было 2 надгробия с фамилией Обухов, второе, которое мы  сами еще не видели, находится в частном доме в соседнем селе и используется как укрепление для пола в сарае. По нашему мнению ужасный конец для славной династии плесских помещиков!  Владелец дома умер, а его родственники отказались нам показать плиту, поэтому пока мы не знаем, кому она принадлежит.

Мы получили официальное разрешение от главы плесской сельской администрации Галкиной Н.М. установить найденную нами надгробную плиту Петра Михайловича Обухова на сельском кладбище и восстановить там его могилу. Думаем- это станет восстановлением и исторической справедливости тоже.

 1.3. Моё село при помещиках Обуховых.

Когда мы с друзьями решили восстановить могилу Петра Михайловича Обухова, выяснить факты его биографии,  и каким было наше село при нём и его наследнике тоже нас заинтересовало.

Мы обратились  с расспросами к старожилам нашего села . С их помощью мы составили карту –схему Плёсса в конце 19-начале 20 века. Вероятнее всего, мы может ошибаться в месторасположении тех объектов, что указаны нами на карте, т.к. нет документальных подтверждений в виде чертежей. Но старожилы утверждают, что мы очень близки к истине.

В центре села украшением и визитной карточкой была церковь Вознесения . Она была сложена на месте сгоревшей церкви по приказу Степана Степановича Мельгунова в 1823 году из красного кирпича, но была беленой. О размерах церкви жители говорят по –разному . Большинство считает, что она было довольно большой с 5 куполами и звонницей. Очевидцев сохранилось ещё достаточно, потому что церковные развалины «украшали»  наше село до конца 1940-х годов 20 века.

Если стоять спиной к Московской трассе ,то по правую сторону от церкви располагался барский дом, который весной утопал в цвету фруктовых деревьев, а осенью из барского сада ароматно пахло вареньем различных сортов. По рассказам старожилов  при Обуховых в саду росли вишни, несколько сортов слив, яблок, груш, много кустов ягод.

Барский дом был одноэтажным, но очень большим со множеством пристроек. Был в нём и 2-х этажный флигель для гостей. В доме часто делали ремонт, но не потому что, что-то ломалось, а в угоду моде тех лет.Барыня распоряжалась  изменить интерьер помещений. Слуги жили в доме в отдельной его части, которая имела собственный вход. Парадным крыльцом пользовались только члены семьи Обуховых и их гости. Отопление в доме было печным, а после 1914года в доме поменяли отопление на паровое, но только в «барских» апартаментах . В остальных помещениях пользовались   печным достаточно долго.

По рассказам старожилов сам барин Обухов в Плёссе постоянно не жил . У него было жильё в Пензе и в Саратове. Его семья проводила в Плёссе лето и начало осени, иногда рождественские праздники.

А в отсутствии барина в его доме проживал управляющий поместьем с семьёй.  В барском доме часто устраивали праздники, в новогодние праздники и под Рождество в начале 20 века  традиционно проводили костюмированные гуляния, семья помещика, управляющего и челядь вместе веселились, и довольно шумно.

Старожилы вспоминают, что после одного такого гуляния спалили барские хозяйственные постройки. Но так, как среди пирующих хулиганов был замечен кто-то из барских детей, никого не наказали. А местные жители, чтобы барина «уважить» сами пришли на восстановительные работы и не брали денег за работу.

На территории барского сада находилось много деревянных хозяйственных построек. В саду были затейливые беседки, и даже своеобразная детская площадка.

Через забор от барского сада, метрах в 5-8  были  выстроены дом для приходского священника и его семьи., церковно-приходская школа.

Дом был построен из кирпича, был добротным настолько ,что простоял невредимым до 1950-х годов 20 века.

Рядом с этим домом  располагалась  школа для детей зажиточных селян. А ещё в ней обучали приказчиков и счетоводов.

Здание было деревянным, с соломенной крышей, правда, скоро его улучшили, утеплили.

 Учителей в эту школу барин выписывал по контрактам из Пензы и Саратова, платил им зарплату. Обычно это были молодые люди, студенты, которые приезжали сюда подзаработать . Бывали случаи, когда барин, чтобы сэкономить, брал учителями в начальные классы местных жителей., даже бывших учеников, которые мало по возрасту отличались от тех, кого учили. Но к учителям( не важно откуда они прибыли ) отношение было почтительным. Их называли строго  по имени и отчеству и встречая кланялись им. До сих пор старожилы нашего села при встрече уже с нашими учителями кланяются по привычке. Думаю,  что это не плохая привычка…

Жители говорят, что некоторые ученики платили за обучение продуктами ., а часто управляющий и самим временным учителям платил не деньгами , а продуктами и товарами  из барского хозяйства.

 Дети из бедных семей обучались в доме священника, он сам и его жена давали им начальное образование. Хотя, некоторые старожилы говорят, что отдельно школа для бедняков всё же была в мазанке, под соломенной крышей, но она скоро сгорела ,а новую строить не стали. За учебу ребятишки должны были работать в барском саду на сборе урожая и  ухаживать за садом. Кроме всего прочего, они были обязаны петь в церковном хоре.

Детская группа в церковном хоре было довольно большой. Старожилы говорят, что не меньше 20 человек. Хором руководил священник и местный староста, который особо одарённым певцам оплачивал обучение и вручал подарки на праздники. А родители особенно одаренных певцов получали от барина в подарок  отрез ткани или мешок пшена.

 Наше село располагается вдоль  московской трассы, которая проходит почти в том же месте ,что и несколько веков назад. Поэтому было не удивительно, что местные помещики своё хозяйство подстраивали не только под свои нужды, но и под нужны проезжих торговых людей.

Проезжие купцы давали  им не малый доход.

От церкви на лево располагались Красные лавки- место для сезонных ярмарок.На Красных лавках со всей округи местные жители торговали продуктами питания, пуховыми платками, валенками и лаптями. Старожилы вспоминают, что до самой революции 1917года по осени приезжали в Плёсс купцы за большой партией лаптей, валенок и глиняных горшков, до сих пор в нашем селе живут потомки  династий валяльщиков валенок , лапотников и горшечников. Много торговали рыбой, тогда на Мокше, реке на которой стоит наше село рыбы водилось много. Сам барин Обухов большими партиями в Москву отправлял поздней осенью мясо, кожу и мёд, коноплю.

Чтобы  купеческий люд мог с дороги отдохнуть , в центре села  купец Маразанов на паях с Обуховыми построил 2-х этажный дом. На первом этаже располагались кабак и магазин ( сегодня его назвали бы придорожной торговли, все что нужно взять с собой в дорогу), а на втором этаже гостиница, комнаты самого купца, которые  часто сдавались в аренду под жилье. Сам купец постоянно в Плёссе не проживал. А ещё на втором этаже этого дома был зал для театральных представлений, поэтому жители называли дом  Маразанова  театральным домом. Труппа актерская всегда была приглашенной, обычно на ярмарочный сезон, деньги актеры получали ,как % от выручки за выступления. Актёров выписывали из пензенского театра, были и проезжие труппы, которые ехали на заработки в Москву или обратно.

В сторону московской дороги от центра села на двух параллельных улицах стояли : по правую сторону мастерские, кузница, красильня., по левую – недалеко от дома священника и школы – кожевенная мастерская. Правда , кожа в мастерской проходила только первичную  обработку. Жители говорят, что барин считал выгодным продавать мясо и кожи после первичной обработки оптом. Кузница и красильня в Плёссе славились на всю округу, заказы всегда были большими. Кузнец и управляющий красильней смогли сколотить себе капитал и стать пайщиками с помещиком.

От барского дома вглубь села по левую сторону располагались  и другие хозяйственные постройки.

Зажиточные крестьяне Шишкин и Розанов в начале 20 века владели на паях 2=х этажной «Чайной».

Под этой вывеской на 2 этаже были три гостевые комнаты, под сдачу на ночлег, внизу на 1 этаже был бакалейный магазинчик и сама чайная, где можно было заказать и горячий обед. Особенно доходно шла торговля в ярмарочные дни. Плёсский управляющий часто менял поставщиков товаров в чайную и продавцов, говорят так он  боролся с воровством и улучшал качество готовой продукции.

 Дальше от чайной располагался сельский маслозавод. Больших размеров он не был, но продукции хватало на всю округу, говорят, что постоянные поставщики молочной продукции ходили в селе первыми в сапогах, вместо лаптей, значит были не бедными людьми!. Женщины старались устроиться на маслозавод, потому что барин распорядился работницам  к праздникам выдавать «премии» в виде готовой продукции, которую не запрещал самостоятельно продавать. Управляющий поставлял продукцию этого завода ( хотя по словам старожилов весь завод занимал всего два дома и склад) в Пензу и в Саратов к столу барина Обухова и его родственников.

О том, что продукции мясо-молочной было много говорит тот факт, что в Плёссе в начале 20 века было 4 стада : 2 крупнорогатого скота и  2 козьих и овечьих. Нанимали несколько пастухов. Чтобы прокормить такое количество живности , нужно было и кормов заготовить много. А это значит , что обрабатываемой земли у помещика Обухова было  много.

Обухов построил свою скотобойню, правда на самом краю села. Старожилы говорят, что она распространяла очень неприятный запах, тем кто жил рядом со скотобойней, барин даже сено давал бесплатно ( в виде моральной компенсации).

От церкви в дальний край села вела хорошо мощеная дорога, за исправностью которой следил управляющий. По обе стороны от неё строили дома местные жители. Чем ближе дом стоял к церкви, тем богаче считался его хозяин. Дорогу держали ухоженной, чтобы не было проблем с доставкой товаров со скотобойни и маслозавода.

Гордостью барина Обухова были свои конюшни. Они строились из кирпича и были очень просторными .Конюшни долго служили  даже после того , как самого барина и его управляющего не стало.Правда породистых лошадей барин не разводил, выращивал их на продажу на мясо, для кожевников и снабжал окрестных жителей рабочим скотом. Но для семьи, вспоминают старожилы у Обуховых были «выездные « лошади, на которых было не стыдно выехать в губернский город  и до Москвы , по случаю добраться можно было.

Старожилы вспоминают, что управляющий Обухова пользовался доверием барина, очень неплохо жил, богато. Его семья жила в доме барина, а в конце села (перпендикулярно барскому дому) был ещё один дом управляющего. Он начал его строить перед революцией 1917 ,примерно в 1915году и пожить в нём не успел. Дом строился на отшибе и затевался как помещение для собственного бизнеса. Дом был потерян сразу после 1917 года со всем остальным имуществом.

Фамилию управляющего старожилы называют  путаясь. Одни считают, что он был Розанов (хозяин «Чайной»), другие называют его Шубиным ( так нам называли последнего  сельского старосту), третий вариант- кто-то из родственников самих Обуховых. До сих пор в нашем селе живут люди, носившие такую фамилию. Они сами не знают чьи они родственники барина или управляющего.( говорят, что никогда этим не интересовались, потому что было не престижно быть потомком  состоятельных селян)

Часть 2.

2.1. Как барское наследство делили.

По воспоминаниям наших односельчан  советская власть установилась в Плёссе , как и в других местах нашей области ( см.№12 в списке источников) не в 1917 году. Тогда только появились первые агитаторы, которые создавали комбеды и общества безбожников.

Всем, кто в эти организации и общества вступал, обещали часть барского имущества. Сами Обуховы  не жили в Плёссе с 1916года, всеми делами ведал управляющий. Он стал объектом нападок активистов комбеда первым. Сначала его сильно избили, ворвавшись к нему в дом. Потом он с семьёй стал собираться уезжать из села. Дом на конце села, который был полностью отстроен, но не отделан внутри, управляющий сразу отдал комбеду, чтобы выиграть время, предложил выдать из барских конюшен несколько лошадей безлошадным деревенским жителям.

К концу 1918 года , по утверждению  плёсских старожилов  управляющего уже в селе не было. В Плёссе стали организовывать сельхозартель «Красный коммунар», которая в 1919-20-м годах превратилась в 1-й плёсский колхоз «Вперед к социализму» . ( см. №14 в списке источников).

 Самая пожилая жительница нашего села Дурова Анастасия Семеновна  1912г.р. рассказывает, что название сменили, потому что в округе было много похожих «коммунаров». ( см.№14 в списке источников).

Не смотря на новое название,  долгое время всех колхозников в Плёссе называли коммунарами, или коммуняками ( соединяя два названия в одно: коммунары и коммунисты).

 Первые «коммунары» ничего сами не строили и не организовывали. Первое, чем они занялись, стали делить имущество Обуховых ,управляющих и других зажиточных селян. Сначала разобрали все деревянные барские хозяйственные постройки для домашних нужд.

Колхозное правление долгое время заседало в барском доме, отапливая помещения в нём сначала запасами дров, которые еще управляющий наготовил( Дурова А.С. утверждает, что минимум  4 сезона дрова вообще не заготавливали, хватала старых запасов), а потом, просто стали топить печи всем, что можно было сжечь, если это  не нужно было коммунарам самим. Полностью сожгли всю барскую библиотеку, хотя сначала открыли в ней избу-читальню, но посетителей было мало. Читальня проработала несколько месяцев. Анастасия Семеновна Дурова вспоминает, что у неё в доме несколько лет дети играли книжками с яркими картинками. Они с матерью ходили в барский сад, где видели   целую кучу книг, просто разбросанных по земле, несколько они себе и забрали.

Всех лошадей из барских конюшен разобрали по домам, а когда организовали колхоз, отобрали обратно в колхозную собственность.

 Все магазины в селе первые годы советской власти работали, но их хозяева должны были половину выручки отдавать сначала комбеду, потом колхозу. В 1920-ые годы уже не было ни одного магазина. Красные лавки продолжали работать только в летний и осенний сезон, проезжих торговцев стало мало, лотки для торговли новые власти тоже разобрали скоро.

Разбирали все деревянные постройки на  общественные - хозяйственные нужды. Но жители потом видели, как у  коммунаров-активистов  обновлялись дома заборы, появлялись новые сараи и бани, ремонтировались дома.

Не повезло и Плёсской церкви. Её не закрыли сразу, но жизнь священника сделали не выносимой. Его с семьёй выгнали из дома,им пришлось жить в складском помещении церкви. Службы в церкви  часто срывали пьяные компании, которые часто могли ввалиться  в церковь и хулиганить там безнаказанно. Когда мы пытались узнать у старожилов о судьбе плёсского священника,многие не хотели с нами разговаривать на эту тему. Буслаев Алексей Михайлович( 1928г.р.) и Жерякова Лидия Григорьевна ( 1927г.р.) , со слов  своих родителей, говорили что священника сильно избили после чего он умер. Его жена, опасаясь за жизнь детей уехала из села. Паторова Клавдия Алексеевна (1928г.р.) рассказывает, что  священника убили случайно в пьяной драке. Некоторые старожилы утверждают, что вообще ничего не слышали и не видели. Но почти все говорят, что церковь несколько лет работала. Но стала раздражать колхозное начальство, её решили использовать как склад, а потом как мастерскую, гараж для с/техники. Здание церкви стояло до конца 1940-х годов. Но использовалось не по назначению. Всю церковную утварь продали и растащили по домам ( по воспоминаниям старожилов). Но Дурова А.С. говорит, что некоторые церковные вещи раздавал сам священник и просил сохранить по домам. В доме у Дуровых долгое время  хранилась посуда и изразцы из церкви.

А вот церковный погост и церковную ограду из кирпича высот ой почти в 2 метра разрушили сразу.  Кирпичи продавали по дешёвке всем желающим на надворные постройки. Колхозные склады тоже строили из этих кирпичей. В могилах на церковном погосте хотели найти дорогие вещи, нашли ли, мы не выяснили. Говорят в селе разное. Дурова А.С. рассказывает ,что слышала разговор взрослых в доме, что Обуховых похоронили богато, на золотые и серебряные вещи не поскупились. Может эти разговоры вели уже после того, как надругались над могилами, а может  быть и нет.

Театральный дом Маразанова в 2 этажа служил «коммунарам» до 1950-х годов. Был и правлением, и школой, и клубом, и складом. Полностью разрушен до фундамента в 1950-ые годы.

Старожилы рассказывают, что больше всего скандалов было ,когда делили имущество молокозавода. Хозяина  выгнали, нового толкового не нашли, да и работники перестали на работу ходить. Очень быстро растащили всё имущество по домам, даже колхозное правление не смогло, а может не захотело, найти расхитителей.

На скотобойне и красильне в первый год при новых хозяевах продавали уже готовую продукцию, новой не занимались .Помещения стояли без хозяина, поэтому местные жители просто растащили то, что не нужно оказалось колхозу. Дольше других использовались , полученные в наследство от Обуховых, мастерские и кузница. Они продолжали работать ,только поменяли хозяина. Нам показалось интересным, что первым председателем колхоза «Вперёд к социализму» стал бывший управляющий красильней- Клепинин Семён Кузьмич, а его работник А.В.Королёв- 1-м председателем плесского сельского совета. Причём, в первом колхозном правлении  почти все должности  получили родственники Клепинина С.К., а в сельском совете-родственники  А.В.Королёва.

Если проанализировать, как делили барское наследство, вывод напрашивается-  не делили, а разграбили. При чём, ведь можно было использовать накопленное барское добро так , чтобы колхоз его приумножил. Но желание личного обогащения тех, кто получил власть в свои руки, этому помешало.

Многие зажиточные селяне  к концу 1919года поспешили уехать с  семьями из села. Удалось это не всем, те, кто остался в Плёссе скоро своего имущества лишились в пользу колхоза. Родственники Обуховых за потерянным имуществом не приезжали, во всяком случае ,старожилы такого не помнят. Управляющий тоже больше не появился.

2.2.Как барское наследство разбазарили (моё село в начале 21 века).

Мне было очень интересно сравнить, насколько выигрышнее стало смотреться моё село Плёсс в начале 21 века по сравнению с началом века 20., к каким последствиям привела деятельность наследником первых плёсских  «коммунаров».

В  фотоприложениях ( см. в перечне фотоприложений) в моей работе есть фотографии  современных построек моего села. Живы ещё старожилы, которые помнят на каком месте они построены . Я опиралась на их рассказы.

Думаю, что их воспоминания можно считать достоверными, потому что они  прожили в Плёссе всю жизнь, многие больше полвека. Хотя, конечно, я учитываю ,что их может подвести память, или какие-то факты ими замалчиваются намеренно.

Центр современного Плёсса ( см.фото№14) совсем не похож на начало 20 века. Красавицы церкви нет. На её месте стоит памятник  погибшим участникам Великой Отечественной войны. Он уже 5 лет находится в аварийном состоянии и в любой момент может обезобразить центр села. В прошлом году мы-ученики плоёсской школы поставили памятник плёсской церкви Вознесения из  найденных нами церковных кирпичей ( его тоже видно на фото