Всероссийский конкурс исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек в истории. Россия 20 век.»

Время отдавать долги: Работа советских концлагерей в годы Великой Отечественной войны. ИТЛ в с. Михайловка Мокшанского района Пензенской области.

 

Автор Комарова Ксения, ученица 9 класса МОУ ООШ с. Плёсс Мокшанского р-на Пензенской обл.
Руководитель Меркушина Т.В., учитель истории МОУ ООШ с. Плёсс Мокшанского р-на Пензенской обл.
Плесс, 2009 г.


I.Вступление

II.Часть 1.В ГУЛАГе тоже ковалась Победа?

2.1. Работа советских ИТЛ и ИТК во время Великой Отечественной войны 1941-1945гг.

2.2. Им было тяжелее ,чем на фронте. О работе советского ИТЛ в с. Михайловка Мокшанского р-на Пензенской области в годы Великой Отечественной войны ( с 1942г

3. Часть 2. Время отдавать долги. Об установке памятника заключённым исправительно-трудового лагеря в с.Михайловка

4. Заключение

5. Источники и литература

1.Вступление.

Война, как любая трагедия , влияет на судьбы совершенно разных людей. Разных по социальному положению, разных профессий, взглядов на жизнь. Она заставляет людские судьбы преодолевать испытания физические и моральные. Я считаю, что самые страшные испытания во время войны выпали на долю тех, кто находился в концлагерях.

Для меня стало удивительным и тяжёлым открытием в изучении истории России 20 века то, что в военное время советский ГУЛАГ не прекращал работать и даже мало сократил число своих заключенных.(таблица в приложении) Казалось бы, во время нападения Германии на СССР число заключенных должно было уменьшаться, ведь нужны были люди повсюду: на фронте, в заводских цехах, в сельском хозяйстве. Из данных опубликованных в журнале «Родина» ЗА 1991 год (см.приложение № 5 ) я узнала, что среди заключенных советских лагерей во время Великой Отечественной войны было много людей с большими сроками заключения за административные нарушения. Например , за опоздание, не выход на работу, не качественно сделанную работу, отказ выполнять какие –либо виды работ. В условиях военного времени такие проступки рассматривались и наказывались как уголовные преступления.

О том, что во время Великой Отечественной войны в с.Михайловка Мокшанского района Пензенской области, в 7км от моего села, был исправительно-трудовой лагерь для советских граждан , я услышала во время бесед со старожилами своего села и от своего учителя истории. Мне захотелось как можно подробнее узнать об этом лагере.

Предметом моего исследования стало: изучение материалов о работе немецких и советских концлагерей в годы Великой Отечественной войны

1941-1942гг. и работа советского исправительно-трудового лагеря в с.Михайловка Мокшанского р-на Пензенской области.

Методы исследования:

ü - работа с семейными архивами бывших узников концлагерей;

ü - сбор воспоминаний старожилов с.Михайловка и окрестных сёл об исправительно-трудовом лагере в с.Михайловка;

ü - анализ исторической и историко-публицистической литературы по истории 2 Мировой войны;

ü -работа с материалами школьного музея по истории Великой Отечественной войны.

Моя работа стала частью социального проекта «Время возвращать долги» , в ходе которого мы проводили работы по установке памятника заключенным исправительно-трудового лагеря на сельском кладбище в с.Михайловка. Работы выполнены на 90% и будут полностью закончены к 9 мая 2009года.

Приложение: Таблица 1.Национальный состав лагерных заключенных ГУЛАГа в 1942-1947гг.Количество заключённых по годах дано в тыс.человек( таблица взята из журнала «Родина» №6-7,1991г.)- ( по состоянию на 1 января каждого года)

Национальность

1942

1943

1944

1945

1946

1947

Русские

833814

600146

403851

441723

303132

412509

Украинцы

180148

114467

73832

85584

107550

180294

Белорусы

45320

25461

15264

15479

24249

32242

Немцы

19258

18486

19773

22478

18155

18738

Эстонцы

6581

4556

2933

2880

9017

10241

Японцы

113

119

116

23

578

660

Корейцы

2403

2806

1257

1397

909

959

Литовцы

3074

3125

2048

1805

11361

15328

Итого:

1415596

983974

663594

715505

600897

786441

Приложение .Таблица №2.

Численность заключенных ГУЛАГа (по состоянию на 1 января каждого года)

годы

 

В исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ)

Из них осужденных за контрреволюционные преступления

То же в процентах

В исправительно-трудовых колониях (ИТК)

всего

194

1

1500524

420293

28,7

429205

1929729

1942

1415596

407988

29,6

361447

1777о43

1943

983974

345397

35,6

500208

1484182

1944

663594

268861

40,7

516225

1179819

1945

715505

289351

41,2

745171

1460677

1946

746871

333883

59,2

956224

1703095

Примечание к таблице №1-на 1.01.46г. отсутствовали сведения о национальном составе 145974 заключенных ГУЛАГа,на 1 .01.47-о 22398 заключенных .

 

Часть 1.В ГУЛАГе тоже ковалась Победа?

1.1.Работа советских ИЛТ и ИТК во время Великой Отечественной войны

1941-1945гг.

Статистические данные о ГУЛАГе времен Великой Отечественной войны 1941-1945г. до 1989года хранились в спецархивах под грифом «секретно». Историк Виктор Земсков, в статье «ГУЛАГ, где ковалась Победа» в журнале «Родина» №6-7 за 1991г. пишет о своей работе с документами ГУЛАГа в архивах ОГПУ-НКВД-МВД СССР.

Ему было поставлено условие, что в течении 5 лет после работы с документами ЦГАОРА СССР он не будет выезжать за рубеж, не будет фотографировать документы и будет вести только рукописные записи.

Из статьи Земскова мы выяснили, что положение заключенных ГУЛАГа во время Великой Отечественной войны ухудшалось ежегодно. Значительно сократились нормы питания, что привело к повышению смертности среди заключенных.

Если в 1940г. В лагерях ГУЛАГа умерло 46665 заключенных, то в 1942г-248877 человек, что в 5,3 раза больше. ( список литературы №5).

А вот нормы выработки для заключенных ,наоборот, были увеличены с 9рублей 50 копеек в день в 1941г. до 21 рубля в день в 1944г.

Получается, что голодные люди в условиях военного времени обязаны были лучше работать, считаем, что это не могло не ухудшить их физическое и моральное положение в условиях несвободы с одной стороны. А с другой стороны, заключенные ИТЛ и ИТК без сомнения внесли свой вклад в помощь воюющей советской армии своим ,по сути, бесплатным трудом.

Изучая представленные в статье Земсковым таблицы ,мы увидели, что и соотношение мужчин и женщин в ГУЛАГе изменилось.

Если в начале 1941г. мужчины составляли 93% , а женщины -7% всех заключенных, то к июлю 1944г.- женщин стало уже 26%.

В ТАБЛИЦЕ №1 ( СМ.ПРИЛОЖЕНИЕ) видно, что заключёнными ГУЛАГа во время войны становились люди различных национальностей, а русские составляли большую часть заключенных и во время войны и после её окончания ( см. данные на 1947 год).Получается, что разговоры о геноциде нерусского народа в военное время не соответствуют действительности, русские пострадали от репрессий не меньше других.

Для меня было удивительными сведения о том, что в ИТЛ-исправительно-трудовых лагерях в годы войны продолжали содержаться заключенные за контрреволюционную деятельность ( см.таблицу №2 в приложении). Их количество среди остальных заключенных даже росло во время войны ( в %отношении). В одном из докладов руководства ГУЛАГа за 1944г. Было записано ( из статьи В.Земскова ,см. в списке литературы №5): «Особое внимание уделяется вопросам строгой изоляции осужденных за контрреволюционные и другие особо опасные преступления. В этих целях НКВД СССР концентрирует наиболее опасных государственных преступников, осужденных за участие в правотроцкистких к/р организациях, за измену Родине, шпионаж, диверсию, террор, и руководителей к/р организаций и антисоветских политпартий- в специальных тюрьмах, а так же исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ),расположенных на Крайнем Севере и Дальнем Востоке ( р-н р.Колымы , Заполярье)где установленная усиленная охрана и режим ,сочетаемые с тяжелыми физическими работами по добыче угля, нефти, ж/руд, лесными разработками.» Из этого документа следует, что огромное количество советских граждан могли попасть в число таких заключенных. Например ,по рассказам старожила села Плёсс Жеряковой Л.Г. диверсией во время войны считалось опоздание или невыход на работу( причём никого не волновала причина невыхода, даже собственная болезнь или болезнь близких не была оправданием) , некачественная обработка земли на колхозном тракторе, отказ выполнять какие-то виды тяжелых работ. А в деревне в военное время основными работниками были пожилые люди, дети и женщины. Они по физическим возможностям могли не специально стать «трудовыми диверсантами» .

Одна из трактористок, молодая девушка 16 лет пыталась вытащить трактор из болота, надорвалась и умерла прямо на рабочем месте. А её родственникам сказали, что её поступок –диверсия, будто бы она трактор утопила нарочно. А сама погибла- так это не трагедия, а- диверсия.

Две молодых ( 16 и 17 лет) плёсских трактористки Морозова Дуся и Иванова Клава ,чтобы не проспать на работу, остались ночевать прямо в поле .Рано утром начали работать, даже не позавтракав, от усталости и плохого питания просто уснули на штурвалом трактора. Бригадир обвинил их в саботаже, из-за простоя техники в военное время. Выговором не ограничились, девчонки были отправлены на 9 месяцев на заготовку дров в ИТЛ. Когда они вернулись домой ,работать в совхозе продолжили, причём и до и после ареста не раз получали грамоты за добросовестный труд и победу в социалистическом соревновании. Но их всё равно признали виновными в саботаже.

Поздней осенью в совхозных мастерских было очень холодно, чтобы согреться, мальчишки, работавшие механиками, решили развести костёр.

Их поступок назвали терактом, т.к.обвинили в покушении на совхозную технику, которую они могли бы подвергнуть пожару. Не смотря на то, что техника не пострадала, организаторов «обогрева» отправили на лесоповал, а их семьи были оштрафованы. Но т.к. денег у семей «малолетних террористов» всё равно не было, их заставили отрабатывать «штраф» выходом в ночную смену после дневной смены в совхозе. Получается, любой мог оказаться в ИТЛ на месте заключённых, обвинённых в преступлениях против государства.

В книге Ю.П.Юранова «Великая Отечественная война 1941-1945гг.: люди и судьбы» ( см. в списке литературы №4) приводятся примеры обращений политических заключенных ГУЛАГа к лагерному начальству и советскому правительству , в которых высказывались просьбы отправить их на фронт. Эти примеры говорят о том, что даже будучи осужденными по политическим статьям люди хотели защищать свою родину. Удивило меня и то, что эти обращения или вообще не отправлялись по адресатам или оставались без ответов. Многочисленные просьбы политических заключенных направить их фронт, чтобы искупить свою вину за крайне редким исключением не выполнялись. Мне представляется странным, что во время войны занимались поиском политических преступников среди мирного населения, которое и так утратило часть своих прав на отдых, на достойное материальное обеспечение и влачило бедственное существование. А еще и работало за себя и тех, кто сражался на фронте.

В 1943г. В СССР появились каторжане . В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 апреля 1943г. «О мерах наказания изменникам Родины и предателям и о введении для этих лиц, как меры наказания, каторжных работ» ( см. список литературы №6) НКВД СССР были организованы каторжные отделения в Воркутинском и Северо-Восточном лагерях с удлиненным рабочим днем, с использованием каторжан на тяжелых подземных работах в угольных шахтах, на добыче золота и олова. К июлю 1944г. в ИТЛ содержалось 5,2 тыс.каторжан ( к сентябрю1947-60021 чел.)- ( см.список литературы №6) . Складывается такое впечатление, что государство просто стремилось обзавестись большим количеством бесплатной рабочей силой.

В ИТЛ и ИТК во время войны выносились и смертные приговоры ( хотя требовались рабочие руки , и можно было поберечь заключенных, перенести исполнение наказания на послевоенный период) .

В одном из отчетов ГУЛАГа , представленном в статье В.Земцова «ГУЛАГ, где ковалась победа» читаем : « в течение 1941-1944гг. в лагерях и колониях вскрыто и ликвидировано 603 повстанческих организаций и групп, активными участниками которых являлись 4640 человек». Хотя, можно допустить, что НКВД преувеличил количество уничтоженных им врагов. Ведь сами работники НКВД писали в отчётах, что многие заключенные патриотически настроены помочь фронту ,откуда же такое количество «уничтоженных врагов»?! И против чего эти «враги» устраивали протестные мероприятия? Нам кажется, что большая часть протестных выступлений могла быть против условий содержания в лагерях, где люди просто выживали. А их ещё и работать заставляли на физически трудных участках, в необорудованных помещениях, часто без необходимого инвентаря и необходимой медицинской помощи.

В ИТЛ и ИТК даже проходило социалистическое соревнование, в котором отказывалось участвовать к 1944г. Только 0,25% всех работоспособных заключенных ( см.список литературы №6).

Свидетельством хорошей работы заключенных ИТЛ и ИТК являются примеры в статье В.Земцова «ГУЛАГ,где ковалась победа»: « с начала войны до конца 1944г. заключенными ГУЛАГа было выпущено боеприпасов в количестве 70,7 млн.единиц( в том числе 25,5млн.мин типа М-82 и М-120, 35,8 млн.ручных гранат и запалов,9,2млн.противопехотных мин,100тыс.авмабомб) 20,7 млн. комплектов спецукупорки,1,4тыс.аппаратов КИП,500 тыс.катушек для полевого телефонного кабеля,30 тыс.лодок-волокуш,70тыс. минометных лотков,1,7млн.масок для противогазов,67 тыс.м.тканей (для обмундирования) 7 млн.куб.м древесины…»

Это же целая трудовая армия должна была работать! И нужно еще понимать в каких тяжёлых условиях эти люди работали, часто вручную делая то, что в мирное время делали станки. Но трудовой подвиг заключенных не оценило государство, сроки заключения редко уменьшались за трудовую инициативу.

В связи с оккупацией немцами территорий Украины, Польши, Белоруссии, Прибалтики, Молдавии в начале Великой Отечественной войны, приток нерусских заключенных в ИТЛ и ИТК резко уменьшился. Основную часть заключенных стали составлять жители российских городов и деревень.

Ознакомившись с картой ГУЛАГа ( см. приложение) которая была выпущена Всероссийским историко-просветительским и благотворительным обществом «Мемориал» и проанализировав литературу и источники по выбранной мной теме , я сделала выводы:

- в годы Великой Отечественной войны ГУЛАГ в СССР не прекращал свою работу;

- ИТЛ и ИТК при ГУЛАГе пополнялись новыми заключенными;

- заключенные внесли большой клад в организацию трудовой помощи фронту и даже совершали «трудовые подвиги» ,участвуя в социалистическом соревновании;

- среди заключенных были желающие принять участие в боевых действиях;

- за нарушения трудовой дисциплины на городских и сельских производственных предприятиях люди получали немалые сроки заключения.

Это даёт мне возможность считать, что в ГУЛАГе во время войны тоже ковалась Победа над фашистами. А заключенные ИТЛ и ИТК заслуживают, чтобы их труд был в нашей стране оценён по достоинству, пусть даже через десятки лет после окончания войны

 

1.2. Им было тяжелее ,чем на фронте

Я была участницей социального проекта «Время отдавать долги»,целью которого было установка памятника заключенным ИТЛ в с.Михайловка в годы Великой Отечественной войны.

В мою задачу входил сбор информации об этом лагере. Жители села Михайловка говорили, что лагерь действительно был, но подробностей не сообщали. Одни ссылались на то, что были слишком малы, чтобы запомнить что-то конкретное, другие просто указывали место его нахождения, а третьи, считали, что нечего ворошить прошлое села, тем более такое не приятное. Мои поиски усложнялись и тем, что в официальных источниках сведений о ИТЛ в с.Михайловка я пока не нашла. На карте ГУЛАГа ( см. приложение) в нашей области нет мест и названий с указанием лагерей в военное время, но жители бывшие очевидцами работы этого лагеря еще живы.Они уверенно говорят ,что ИТЛ в с.Михайловка и с.Подгорное работали, уверенно показывают места их расположения. Считаю их воспоминания ценными историческими свидетельствами для изучения цены ,которую заплатила наша страна, чтобы победить в войне с Германией. Конечно,нужно допустить,что в воспоминаниях очевидцев могут быть неточности, но эти воспоминания сами по себе уже –факт существования таких лагерей.

Очевидцами работы ИТЛ в с.Михайловка с 1942 года были уроженцы этого села супруги Кувяткины Александр Ильич и Анастасия Ивановна . ( фото в приложении)

Они всю жизнь прожили в Михайловке, почти ровесники, родились в 1928 году. Оба воспитывались в многодетных семьях, жили не богато.

С детских лет супруги Кувяткины проработали в сельском колхозе ,потом совхозе. Только на короткие сроки выезжали из села, но снова возвращались. И теперь они живут в доме своих родителей, уже воспитывают внуков.

Во время Великой Отечественной войны в Михайловке было 2 колхоза: «Красный Октябрь» -председателем во время войны был Сергей Захарович Шмаков; «Большевик»-председатель колхоза-Толкачёв Кузьма Терентьевич. Фамилии председателей и названия колхозов мы узнали в сельском совете. «Они постоянно соревновались не только в производственных показателях, но переманивая к себе работников друг у друга»-говорят Кувяткины о своих колхозах. По праздникам молодёжь( даже в годы войны, когда и людей-то мало осталось в деревне) из разных колхозов устраивала соревнования, которые часто заканчивались дракой.

Когда началась война, все проблемы в колхозах ещё больше обострились.

Катастрофически не хватало рабочих рук . По данным Плёсского сельского совета на фронт ушли 80% работников колхозов в сёлах совета. Не осталось достаточного количества людей для обслуживания сельхозтехники. На работу стали брать, часто не спрашивая желания будущего работника ,мальчишек и девчонок моих ровесников и чуть постарше меня. С 14 лет многие работали наравне со взрослыми ,или полностью их заменяли.

Александр Ильич Кувяткин рассказывал, что его посадили на трактор, когда ему было 14 лет, потому что трактористка умерла, а больше работников умеющих обслуживать трактор не было. Он то с отцом постоянно работал на тракторе. Председатель колхоза собственной властью посадил его за штурвал трактора без всяких водительских прав и курсов.Трактористка, которую он заменил , была 17-летней девчонкой. Обучали её ускоренными темпами, про технику безопасности на рабочем месте говорили мало.

Она погибла на рабочем месте, когда пыталась выправить ход трактора в одиночку, попала машине под колёса. Нужно еще было учесть, что в те дни девушка работала и без выходных, и в дневную и в ночную смену, с перерывом на сон в 5 часов. Во время сева с временем не считались, а уж с безопасностью работников тем белее. Но родителям девушки сказали, что её смерть была трудовой диверсией, и они должны отработать за дочь ночные смены на коровнике. Если бы требования колхозного начальства не были выполнены, грозили судебным разбирательством. Хотя, по-моему , любому нормальному человеку понятно, что никакой здесь диверсии не было. Понятно и настроение 14летнего мальчишки, получившего после этой девушки трактор. Он в то время был самым старшим ребёнком в семье из 5 детей, а значит маминым помощником и кормильцем.

Кувяткины вспоминают, что ИТЛ в селе Михайловка и с.Подгорное появился в конце лета 1942 года.

Заключенных не привезли, а пригнали пешим ходов из г.Вязьма.

Впереди гнали скот на мясозаготовки для армии, а за животными шли заключенные .В пути их охраняли военные с собаками. Ночевали заключенные вдоль дороги где придётся, так было удобнее было их охранять. ( так рассказывали охранники, которые общались с Кувяткиным А.И.)

А сами заключенные рассказывали, что во время этого «похода» нескольким десятков всё-таки удалось сбежать, а некоторых застрелили охранники. Среди застреленных были тяжелобольные, которые не смогли идти сами, а везти их было не на чем. А среди сбежавших те, кто смог обмануть охранников во время долгого перехода на новое место дислокации лагеря.

А может быть, охранники их просто пожалели. Заключённые, с которыми общались Кувяткины, не вспоминали, что расстреливали убегающих во время перехода. Александр Ильич Кувяткин вспоминает, что среди заключенных было много молодых людей 16-19 лет, которые получили по 5-8лет за отказ работать в ФЗО, или не явились вовремя по повестке на сборные пункты в трудовые армии, которые формировались на местах их жительства.

Заключенным под место дислокации отвели территорию сельской школы. В здании школы разместилась администрация лагеря и лазарет.

( фото №1). Но лагерное начальство, охранники и шоферы жили на квартирах у сельских жителей за территорией лагеря.( фото №3) По воспоминаниям супругов Кувяткиных начальником ИТЛ в с.Михайловка был Бессмертных ( имени и отчества его он не помнит, но помнит ,что прозвище у него было «Кощей». Может быть от фамилии, а может быть от того, что был высоким и худым) Штаб ИТЛ находился в с.Подгороное. Тамошние жители подтвердили, что начальник Бессмертных снимал у них квартиру.

В Михайловке он появлялся каждое утро, уезжал после обеда. Все время контролировал строительство сначала самого лагеря, потом дороги.

Под складские помещения лагерное начальство получило уже готовые здания Михайловских колхозов ( фото№2). Специально оборудованных зданий для содержания заключенных в Михайловке не было, поэтому заключенные сами их строили. Кувяткины вспоминают, что заключенные вдоль здания Михайловской школы вырыли землянки. Землянки были похожи на длинные траншеи. Когда рыли траншеи ,нашли множество костей, потому что школа была построена на месте старого сельского кладбища. Заключённые зло шутили друг над другом «новых жильцов для старых могил привели». Крышей в землянках-бараках служила солома и ветки, которые скрепили глиной. Стены землянок укрепили деревянными столбами. На стены дерева не хватало, т.к. во время войны строительный лес был в дефиците, а колхозное начальство считало, ч то «враги народа» могут пожить « как звери в берлоге». Отопление в землянках первый сезон было «по-чёрному», второй сезон поставили печки-буржуйки из металлических бочек. Потому что в первый сезон из-за «чёрного» отопления несколько заключённых задохнулись. Что бараков было 4 , подтверждают многие старожилы, а вот, сколько в них было заключенных точно мы не установили. Одни вспоминают ,что не меньше 40 в каждом, другие говорят, что было больше, потому что бараки были длинными, спали заключенные в 2 и 3 «этажа». Пока нам не удалось это выяснить точно.

Вся территория лагеря была обнесена забором из колючей проволоки, были деревянные вышки для охранников ( их было 6шт.), а ночью спускали сторожевых собак по территории. Деревенские мальчишки пытались собак приручать, особенно когда они во время дорожных работ бегали свободно, но охранники запрещали это делать .Говорили, что добрая собака в лагере не нужна. По ночам местные жители слышали выстрелы. Но что это за стрельба –расстрелы или «профилактика запугивания» толком никто не знал.

Кроме бараков-землянок в лагере был построен БУР ( барак усиленного режима) для нарушителей лагерной дисциплины. О том, что такие были, Кувяткин Александр Ильич знал не понаслышке. В его доме была организована столовая для администрации, и шофёров лагеря. Охранники ели в домах, где жили . Мать Кувяткина отдала большую часть дома под столовую в обмен на обещание получать в счёт аренды продовольственные отходы из этой столовой. Отец Кувяткина ушёл на фронт, после ранения был комиссован.

Но домой ему вернуться не позволили, он пришёл только в 1949году. До этого времени продолжал служить в стройбате. Его жена осталась одна с 5 детьми, из которых старшим был Александр . Как жене фронтовика ей разрешили сдать полдома под столовую ИТЛ. Будущая супруга Кувяткина Анастасия Ивановна часто была в доме Кувяткиных . И с его младшими братьями часто подслушивали разговоры взрослых, которые столовались в их доме ,сидя под дверью столовой. Кувяткина А.И.говорит,что так младшие братья «ели носами». Мальчишки полуголодные испытывали удовольствие от запаха еды за дверью. Иногда лагерные работники угощали их со своего стола. Иногда на тяжелые работы в столовую пригоняли заключенных из лагеря.

Тогда уже на мальчишек смотрели глаза голодных узников и младшие братья Александра Ильича и сама Кувяткина А.И. давали голодным людям скромную еду. Они даже сушили сухарики, чтобы «угощать» заключенных. Но,вспоминают, часто сами же и съедали «угощение»,потому что всё время хотели есть. Некоторые заключённые пытались у местной детворы в обмен на продукты выменивать игрушки,которые они сами делали. Но лагерное начальство узнав, запретило это делать.

Сначала мальчишки развлекались ,смотря на то, как заключенные едят картофельные очистки и другие отходы. Через несколько месяцев смеяться перестали… сами постоянно думали о еде.

Многие Михайловские женщины сами предложили свои дома лагерной администрации и охранникам, надеясь получить материальную помощь своим семьям в счет аренды помещений. Правда, повезло не всем. Официальных договоров с местными жителями никто не заключал, всё зависело от характера постояльцев и «доброты» колхозного начальства. Некоторым вообще отказали принимать у себя работников ИТЛ.

Кувяткина рассказывает, что питание заключённых было организовано отвратительно, многие умирали от недоедания и болезней. Овощи для заключённых обязали выделить местным колхозам, но у них лишних заготовок не было. Была выделена только часть от необходимого количества. В рационе кроме хлеба и картошки почти ничего не было.

В сарае жилого дома ( фото №4) вырыли в земле большую яму, в неё поставили большой металлический чан для квашения капусты. Старожилы вспоминают, что запах у этого дома стоял отвратительный, капуста просто сгнила от неправильного хранения. В другой земляной яме были свалены овощи для питания заключенных . Сначала эти продовольственные сараи охраняли, а потом ,когда овощи просто замерзли, перестали , и деревенские ребятишки таскали из этих ям мороженые овощи домой. Особым «лакомством» для заключенных в первый год их пребывания в Михайловке были гнилые яблоки из колхозного сада. Их не успели толком собрать, убило морозом. Колхоз «Большевик» решил не выкидывать, отдал в ИТЛ.

Во многих семьях тоже были проблемы с едой. Заключенные, встречаясь с местными жителями, всегда просили поесть. Сначала на лагерных смотрели с пренебрежением, принято было считать их «врагами». Но очень скоро местные жители познакомились с историями многих заключенных, и ненависть заменила жалость. Заключенные ИТЛ работали на строительстве московской трассы, которая шла вдоль с.Михайловка.

На строительстве работали и жители окрестных сёл, поэтому была возможность общаться с заключенными. Сначала охрана запрещала всякое общение, даже угрожала оружием, но через несколько месяцев перестали строго запрещать контакты с заключенными. Местные жители даже отдавали им вещи, видя бедственное положение этих людей.

Анастасия Ивановна Кувяткина вспоминает, что заключенным выдавали фуфайки и штаны, лапти, или сшитые из грубой ткани галоши и шапки, ни обуви, ни нательного белья специально не выдавали. Все носили своё, пока было, что носить. Выданные вещи некоторым были не по размеру, никто внимания не хотел обращать, а люди просто мучились от холода. Обувь не по размеру в кровь стирала ноги. Среди заключённых шёл негласный обмен одеждой на еду, если было что менять.

Много было проблем в ИТЛ с посудой для заключенных. Сначала лагерное начальство распорядилось использовать посуду из колхозной столовой и школы, но такое решение на месте никого не устроило. Первые месяцы, заключённые ели по трое-четверо из одной посуды. Проблемы с посудой сказывались и на готовке еды для работников ИТЛ. Мать Кувяткина А.И. это знала, она помогала готовить. Правда, ей это разрешили только на второй год. Первый год боялись, что она может попытаться отравить лагерных работников. Везде видели «диверсантов»,хотя наша область располагалась далеко от линии фронта. Но через год лагерный повар заболел, в его отсутствие её допустили к готовке. Но всё-таки запретили говорить об этом кому-то.

Особенно страдали заключенные от недостатка тёплой обуви. Да и в слякотную погоду ноги не были хорошо защищены. Лагерное начальство не препятствовало, когда сельские женщины из жалости отдавали заключенным вещи и обувь. Сами заключенные освоили плетение лаптей, а зимой делали на ноги что-то похожее на мини-лыжи «стопыши», чтобы ходить по снегу и меньше проваливаться.

А лагерное начальство ввело в традицию выдавать валенки и галоши «передовикам» лагерного производства. Правда, по рассказам старожилов ,некоторые ходили в довольно сносной одежде, которую получали от лагерного начальства за особые услуги. Кувяткины рассказывают ,что в лагере были «слухачи»,которые доносили руководству ИТЛ о недовольстве заключённых, « лапуши»-девушки, которые «скрашивали» досуг охранников.

Сельские женщины видели, что перед ними в ИТЛ «враги народа» умирают от голода и холода, и их жалели. Многие заключенные были молодыми людьми, их жалели еще больше, свои дети были перед глазами.

Женщины понимали, что попасть в такой лагерь могут и их дети.

Анастасия Ивановна Кувяткина в 1943 году получила повестку , явиться на сборный пункт для работы в ФЗО. Они с подружкой приехали в районный центр Мокшан, наслушались «страстей» о ФЗО и о том, что их партию отправят в далёкую Сибирь, напугались. Отпросились в туалет, который стоял на улице, выбили в нём заднюю стенку и сбежали. Их спасло то, что было много народа на сборном пункте, а списки будущих ФЗОшников еще не пришли, их не искали. А может, просто не нашли.

Вернувшись в деревню, Анастасия Ивановна с помощью родственников купила подержанную швейную машинку и устроилась в с.Плёсс в швейную артель. Из артели в ФЗО не брали, потому что они и так выполняли военный заказ, шили нательное бельё для солдат. Была и другая причина, по которой Кувяткина А.И. не хотела в ФЗО. Её мать ,как многие осталась одна с 4 детьми. Отец с фронта не вернулся. Мать тяжело болела и умерла в конце 1944г. Младших братьев предложили отдать в детдом, а старшие в 13 лет сами записались в ФЗО, им пообещали казённое питание и обеспечение.

Первый год работы ИТЛ в Михайловке колхозное начальство обращалось к лагерному с просьбой помочь на сельхозработах.

Администрация ИТЛ не отказывала, но всегда требовала оплату продуктами или инвентарём, лесом. Поэтому уже на второй год работы ИТЛ колхозное начальство воспринимало заключенных « нахлебниками».

Кроме того, появились санитарные проблемы. Никакой канализации в лагере не было, были выгребные ямы, из которых через трубы сток отходов шёл прямо в реку ,или вообще текла плохо пахнущая жижа по сельским улицам. Жители всё время жаловались, а сделать ничего не могли.

Появилась и проблема с умершими заключёнными. Тех, кто умирал в БУРе , хоронили в специальной яме на территории лагеря. Жители говорят, что трупы засыпали чем-то, одни утверждают что извёсткой, другие, что- кислотой , чтобы они быстрее разлагались. А те заключённые, которые умирали от болезней, голода и физической нагрузки были похоронены на сельском кладбище с. Михайловка в общей яме без всяких почестей.

Причём, Кувяткины говорят, что трупы просто сбрасывали в яму, не глубоко закапывали, и были случаи, когда голодные собаки таскали по селу явно не кости домашних животных…

Жительница с.Подгорное Манушина Антонина Никитишна тоже вспоминает, что у них в с. Подгорном умерших заключенных ИТЛ сваливали на телегу и везли через всё село на кладбище ,где зарывали в яму около забора. Она рассказывает, что никто даже не старался скрыть эту телегу и наваленные друг на друга трупы везли, сверху прикрыв старыми мешками из-под картошки.

Сначала деревенские ребятишки пугались, а потом просто привыкли к этой похоронной телеге. Иногда местные жители сами забрасывали землёй, особенно весной тела умерших, плохо похороненные охранниками на кладбище.

Два Михайловских колхоза не только соревновались друг с другом по трудовым показателям, они постоянно пытались перекинуть друг на друга «головную боль» из-за проблем с ИТЛ, т.к. и со своими не справлялись. Но отказывать в помощи ИТЛ руководители колхозов не могли, боялись взыск