ГВАРДЕЙЦЫ ТЫЛА

Автор: Харькова Мария, ученица 10 класса МОУ СОШ № 66 г. Пензы

Руководитель: Тропина Лариса Николаевна, учитель истории

2008 год

               От моей бабушки – Пастушковой Людмилы Михайловны, которая родилась после войны в 1949 г. и была младшей в семье Аккуратновых, я часто слышу рассказы, воспоминания о тяжелой жизни ее родителей, старших братьев и сестер в годы войны.

                Порой мы неверно думаем, что во время войны тяжело было только на фронте, ведь там жизнь и смерть ходят рядом. Конечно, боевой героизм на фронте достоин самого высокого уважения и поклонения.

                   Мой прадедушка не воевал на фронте. Но та судьба, которая выпала на его долю также была очень тяжелой.

                   Удалось найти некоторые семейные документы моих прадедушки и прабабушки времен Великой Отечественной войны и послевоенного времени, это трудовая книжка, удостоверения о медалях (прил. 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11). Так же в старых семейных альбомах сохранились фотографии семьи Аккуратновых в годы Великой Отечественной войны (прил. 1, 2, 3).

                  Родственники поддержали меня и поделились воспоминаниями о прабабушке и прадедушке. Рассказы-воспоминания дали:

- Пастушкова Людмила Михайловна – младшая дочь Михаила Васильевича и Клавдии Ивановны. Сейчас она пенсионерка, живет в г. Пенза.

- Степашина Галина Михайловна. Приемная дочь Михаила Васильевича и Клавдии Ивановны Аккуратновых. Сейчас она пенсионерка, живет в г. Пенза.

- Староверова Любовь Михайловна. Старшая дочь Михаила Васильевича и Клавдии Ивановны Аккуратновых. Сейчас она пенсионерка, живет в г. Пенза.

                Таким образом, у меня на руках оказались документы, фотографии семьи Аккуратновых и воспоминания родных. Это был первый этап работы.

                   Вторым этапом работы было посещение библиотек, работа с интернет-ресурсами с целью узнать как можно больше о жизни в тылу, о процессе эвакуации, о работе предприятий-дублеров в восточных районах СССР

                  Нам хочется, чтобы жила память о простых людях, славных тружениках своим трудом, ковавшим победу в тылу.

            

            

                    

 

           

 

 

 

 

           Одним из факторов, обеспечивших победу советского народа, стала эвакуация, позволившая спасти жизни миллионов людей и пополнившая рабочей силой и производственными мощностями экономику советского тыла. По данным Центрального справочного бюро, действовавшего при  Совете по эвакуации, предварительным результатам переписи эвакуированного населения и др. источникам, из угрожаемой зоны удалось переместить в тыловые районы различными видами транспорта примерно 17 млн. человек.

            Для руководства эвакуацией из западных областей СССР населения, оборудования, предприятий, учреждений, военных грузов и иных ценностей 24 июня 1941 г. был создан Совет по эвакуации. 

            Важнейшей частью перестройки экономики была эвакуация на Восток из западных и центральных районов страны людей, промышленных предприятий, материальных ценностей.

            В довоенное время во Владимирской области (в 60 км от Москвы ) находился  крупный Кольчугинский кабельный завод. Он имеет историю, уходящую в 19 век. В 1871г. на месте бывшего села с несколькими мелкими заводами основал медно-латунное производство купец Александр Григорьевич Кольчугин, и благодарные продолжатели его дела дали имя основателя заводу, выросшему на месте поселка городу.

             В царские времена завод выпускал посуду, которая поставлялась к царскому столу. В советское довоенное время производил различную продукцию.

              Это был единственный крупный завод в городе. На заводе имелись протяжные прокатные станы, с помощью которых изготовляли металлическую сетку, используемую на Ярославском заводе самолетостроения. Так же завод выпускал кабель.  

               В довоенное время в городе Кольчугино проживали, а так же трудились на заводе «Электрокабель» семья Аккуратновых (прил. 1,2): Михаил Васильевич, его жена Клавдия Ивановна и их трое детей: сын Лев (13 лет), дочь Люба (7 лет), младший сын Юра (1 год). Это семья моих прадедушки и прабабушки. Сейчас их уже нет в живых, но светлая память о них живет в нашей семье.

                 Первые месяцы войны. Семья Аккуратновых в Кольчугино. Прадед Михаил Васильевичи его старший сын Лев работают на заводе. Завод готовится к эвакуации. Отец и сын как и другие рабочие демонтируют станки и делают всякую другую работу. 

                  Заявление Михаила Васильевича на фронт было отклонено, т. к. он был ведущим станочником, а квалифицированные рабочие и специалисты в важнейших отраслях промышленности закреплялись через бронирование – освобождение от призыва в армию на тот или иной срок.

                  Осень 1941г. Клавдия Ивановна работала страховым агентом и числилась в уличном комитете – собирала деньги на нужды армии, за которые государство давало облигации (государство стало выплачивать облигации спустя 30 лет после войны). С началом войны город сильно изменился. На случай бомбежки были вырыты траншеи или канавы 50 см шириной, а внизу подкоп, куда помещался человек. От прямого попадания это конечно не спасало, а от осколков можно было уберечься. В это время дочь Люба ходила в первый класс. Из школы часто бегали в бомбоубежище. Из-за частых налетов немцев у каждого дома в глинистой почве были вырыты небольшие убежища с местечками для сидений. Окна жителей были занавешены, дежурные ходили по улицам и следили за тем, чтобы в городе не нарушали светомаскировку.

                Над городом летали самолеты-разведчики. Они фотографировали местоположение завода. Жители спешно  перекрасили белые стены завода в черный цвет, покрыли завод маскировочной сеткой и еловыми веками. Рядом сложили поленницу, сверху напоминавшую завод. В результате вражеский самолет разбомбил поленницу, а завод остался цел.

                 Рабочие продолжали разбирать оборудование и грузить его в вагоны. В этом активно принимал участие М. В. Аккуратнов. Он был опытным рабочим, ему так же была доверено заминирование завода, на случай, если оборудование попадет в руки к фашистам. 

                  Осень 1941 г. запомнилась Аккуратновым суровой, холодной и строгой. Город пустел: женщины, дети массами эвакуировались на Восток.  

                   Очень тяжело было двигаться  с места, расставаться с привычной жизнью. Все интересы, привычки, накопившиеся за годы мирной жизни, быстро были забыты. Все советские люди  глубоко переживали обрушившиеся на него несчастье. Не было отчаяния, но росли гнев и ненависть к фашистским захватчикам. В довоенное время семья Аккуратновых собственными силами построили дом, наладили хозяйство. В доме было две комнаты и недостроенные сени. В сенях жила коза. Козье молоко было необходимо детям, т. к. маленький Юра и Люба часто болели. Очень жаль было Клавдии Ивановне швейную машинку – единственную память о матери. Теперь приходилось проститься с привычным бытом. Ехать в далекий путь с годовалым ребенком (Юрий, родился в 1940 г.) было опасно. Семья взяла все самое необходимое. К.И. собрала детям мешочки – рюкзаки: в углу привязала по картошине или сухарю и прикрепила ремешки.

                  Завод эвакуировали (прил. 5) на Восток в Среднюю Азию в город Ташкент. Перемещение промышленности в восточные районы страны было только одним, хотя и очень важным, звеном в комплексе мер по перестройке на военный лад всех сфер народного хозяйства.

                   Каждый день отъезжали эшелон за эшелоном с людьми и оборудованием. В вагонах, в которых раньше перевозили скот людям выделяли небольшое место – «теплушку» на 3 – 4 семьи. Слева и справа было сбито много нар, на которых размещались работники цеха, которые эвакуировались вместе с заводом.  В середине теплушки стояла печка, для обогрева и приготовления пищи. В составе поезда имелись открытые площадки, на которых стояли вооруженные проводники – охранники, а так же зенитное орудие, на случай бомбардировки.

                   Клавдия Ивановна, Михаил Васильевич, их дети: Лев, Люба, Юра и сестры Клавдии Ивановны – Евдокия, Катерина и младший брат Алексей отправились навстречу судьбе.

                    Когда эшелон отъехал люди увидели другой, уничтоженный вражескими самолетами – бомбардировщиками эшелон, который перевозил первый завод из Кольчугина.  Разбросанные вещи, множество трупов, искаженные вагоны приводили в ужас. Во время пути с таким зрелищем приходилось столкнуться не раз. На второй состав у самолета не хватило бомб, остался только ручной пулемет. Пули попали в вагон, где ехали Аккуратновы.

                    Из прифронтовой зоны во второй половине 1941 г. на Восток ( по неполным данным ) было вывезено оборудование 2593 промышленных предприятий, эвакуировано свыше 10 млн. человек1. Все что не удалось спасти от врага, было в своем большинстве уничтожено или выведено из строя.

                    Никто не знал чем и когда закончится этот путь. Но нужно было ехать, увозить в безопасное место оборудование. Меняли одежду на еду, сутками стояли на станциях, заготавливали дрова для поезда. От нелегкой дороги и нехватки еды умирали люди. Сначала проехали Ярославль, потом по другой ветке на Урал. В начале ноября 1941 г. проехали Уральские горы, реку Чусовую. С Урала через Казахстан – в Ташкент. Тяжело и страшно было людям. Они ехали в закрытом вагоне и часто слышали гул самолетов. Чей самолет? Попадет ли в вагон бомба? Доедут ли до пункта назначения люди? Это было неизвестно. Поезд и станции постоянно бомбили, один раз бомба попала в соседние вагоны. Дорога  была трудной. На восток шли эшелоны с людьми, промышленным оборудованием и материальными ценностями, а в противоположном направлении двигались воинские эшелоны. Разрушения станций и железнодорожных путей приводили к срыву графика движения, поэтому путь затянулся вместо 10-15 на 38 дней.

 

               Казалось, поездке не будет конца, но, наконец, приехали в Ташкент. Выйдя из вагона, люди увидели такую картину: на лавках, земле сидели и лежали множество эвакуированных. Их было так много, что было невозможно пройти. В  это время город становится одним из центров эвакуации, сюда переезжают фабрики, заводы, театры, киностудии. Многие люди из оккупированной территории СССР жили во время эвакуации в Ташкенте.

                К приезду рабочих успели заложить только фундамент завода, а производство уже налаживалось. Михаил Васильевич сразу же уехал на новое место для завода и сутками устанавливал оборудование под открытым небом. В городе так же стоились помещения для других эвакуированных заводов, а так же строились новые рудники, дробильно-сортировочные, обогатительные и агломерационные (по изготовлению сырья для черной и цветной металлургии) фабрики. Военная экономика СССР в первый год войны убедительно показала свои огромные возможности, свою жизненность и эффективность.           

               Устроиться на новом месте было тяжело. В числе проблем оказалась жилищная проблема. В восточных районах страны к 1943г. население увеличилось на треть – за счет эвакуированных рабочих и служащих с семьями, мобилизованных в промышленность и на строительство людей. Зачастую на одного человека там приходилось менее 3 кв. м жилья. Моим прадедушке и прабабушке повезло, что они попали в один из первых заездов эвакуированных. Им достались неплохие места для проживания – две крошечные квадратные комнатки, которые на половину уходили в землю. В одной спали дети, в другой взрослые. Последующим эвакуированным приходилось жить на улице или в вагонах.    

              Место ушедших на  фронт в цехах, в забоях занимали женщины, молодежь, ветераны труда. Во втором полугодии 1941 г. на производство пришло около 500 тыс. домохозяек, 360 тыс. школьников, десятки тысяч студентов и пенсионеров2. На заводе начали трудиться Михаил Васильевич и его 13-летний сын Лев. Они целыми днями пропадали на заводе. Клавдия Ивановна содержала семью как могла. Жить и работать было тяжело. Война плохо сказалась на условиях труда рабочих. В связи с эвакуацией и размещением заводского оборудования на новых,  часто неприспособленных местах нарушалась сложившаяся система охраны труда и техники безопасности. Рабочим нередко приходилось трудиться в холодных, плохо освещенных и вентилируемых цехах. Была сокращена выдача спецодежды и обуви, ухудшилось их качество.

               Уже в конце июня 1941 г. был увеличен рабочий день, вводились обязательные сверхурочные работы продолжительностью от 1 до 3 часов, отменялись отпуска. Эти меры примерно на 1/3 повысили загрузку оборудования и позволили за годы войны сэкономить в общей сложности от 7 до 7,5 млн. рабочих рук3.

               В декабре 1941 г. в целях стабилизации кадров на оборонных заводах все работавшие там мужчины и женщины были объявлены Указом Президиума Верховного Совета СССР мобилизованными для работы на производстве и в строительстве на период войны. Их самовольный уход с предприятий рассматривался как дезертирство.

                13 февраля 1942 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и строительстве». Мобилизации подлежали мужчины от 16 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет из числа не занятых в общественном производстве. Позже действие этого Указа было распространено и на сельское население. Кроме того, постановлением Совнаркома СССР от 20 мая 1942 г. разрешалось в течении военного времени принимать для производственного обучения и последующей работы на заводах подростков, достигших 14-летнего возраста, установив для них 6-часовой рабочий день. Но несмотря на это на заводе трудилось много стариков и детей, таких как 13- летний Лев и далеко не 6 часов, а намного больше. За работу завод давал карточки на кое-какую одежду, в основном это были носки. Однажды Льву дали тряпочные ботинки. Когда он возвращался поздно со смены домой, его разули грабители и он босиком по снегу и грязи (был февраль) голодный и усталый пришел домой. Через некоторое время у Льва обнаружили двустороннее воспаление легких. Сына с трудом удалось выходить (прил. 3). Но беда не приходит одна. Простудился и заболел младший сын Юра. Ему было два года. Он перестал есть, говорить, ходить, оглох. Нашли врача. Врач посмотрела на ребенка – кожа да кости. «Не жилец он» - сказала она. «Не плачьте, мамаша, кругом миллионы гибнут, а вы только одного можете потерять.» Михаил Васильевич был сильным мужчиной, несмотря на голод и тяжелый труд он держался и в результате переливания крови от него Юре сынок пошел на поправку, но очень медленно. Клавдия Ивановна делала ему свекольные лепешки, подкармливала. Купили свисток, чтобы проверять, когда к Юре вернется слух. Юра выжил.

             В 1943 г. у Клавдии Ивановны и Михаила Васильевича рождаются мальчики – близнецы. В больнице нет никаких условий, медикаментов. Один мальчик умирает сразу, а другой от переохлаждения через несколько дней. Он лежал на подоконнике. И это испытание выдержала семья. 

             7 апреля 1942 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление «О выделении земель для подсобных хозяйств и под огороды рабочих и служащих». Местные органы обязывались выявлять пустующие земли и передавать их в пользование предприятиям и учреждениям, а также под огороды рабочим и служащим. Это конечно позволило людям хоть как–то прокормиться, но тяжело представить как изможденным рабочим, после трудового дня, приходилось обрабатывать землю.

                Во время войны свирепствовали инфекционные заболевания. В г. Ташкенте люди начали умирать от тифа. Так погибло большое количество эвакуированных людей. Люди недоедали приходилось есть черепах, лебеду, лепешки из жмыха.

                  Дети часто бегали на поле выкапывать съедобные корешки. Так делала и Люба – младшая дочь Аккуратновых.    Потом она узнала, что это был корень солодки. В семье ели жмых – колоб. Это твердая плитка, которая получается после отжатия хлопка. Колоб разрубали и ели. Кусочек Люба брала с собой в школу. От голода у детей часто кружилась голова. Им было тяжелее всего переносить это голодное время. Но люди выжили в тяжелых условиях военного времени.                

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

            

 

            Оборонная промышленность СССР превзошла фашистскую не только по численности изготовленного в течение войны оружия, но как известно, и по качеству. В этом огромная заслуга советских конструкторов и рабочих. Гвардия тыла – это рабочие, колхозники, инженеры и ученые. Это они и миллионы их товарищей своим неустанным и дерзновенным трудом на заводах и фабриках, в колхозах и совхозах, на железнодорожных и водных магистралях, в научно-исследовательских институтах и лабораториях ковали нашу всемирно-историческую победу. Это к ним, гвардейцам тыла, обращались доблестные советские войны с такими проникновенными словами:

                              «Гвардейцы на фронте – стальная стена!

                                Их знает, их ценит, их любит страна,

                                За гвардией фронта – неменьшая сила –

                                Неустрашимая гвардия тыла!» 

                   Героизм на рабочих местах в тылу не уступал героизму на фронте. «В труде, как в бою»! Этим боевым патриотическим девизом в те дни руководствовались люди. Не считаясь ни с какими лишениями, успешно справляясь с, казалось бы, непреодолимыми трудностями, советские рабочие, техники и инженеры делали все, чтобы дать армии совершенное оружие, обеспечить бесперебойную работу всего народного хозяйства. Их невиданная в мире трудовая доблесть, беззаветное служение Родине стали одним из решающих источников победы в Великой Отечественной войне. Перед лицом смертельной опасности, нависшей над Родиной, миллионы рабочих, инженеров и техников, мужчин и женщин, пожилых людей и подростков, давали священную клятву: не считаясь ни с какими трудностями и лишениями, самоотверженно работать на предприятиях и с каждым днем отправлять на фронт все больше и танков и орудий, самолетов и пушек. Миллионы колхозников и колхозниц, считая Великую Отечественную войну святым кровным делом, всенародно клялись неустанно работать на полях и фермах и давать фронту все больше и больше хлеба, мяса, а также сырья для промышленности. И люди свою священную клятву перед матерью – Родиной с честью выполнили.

                   После войны Клавдия Ивановна воспитывала свою племянницу, как родную дочь, потому что она знала как тяжело без матери, так как сама с 6 лет жила с мачехой. Так же в это время она нянчила четверых соседских детей. В 1949 году родился четвертый ребенок – Людмила (моя бабушка) (прил. 4). В этом году Клавдии Ивановне уже 41 год.                

                      Семья Аккуратновых пережила тяжелые годы войны. От невыносимой жары и плохого состояния здоровья Аккуратновым пришлось возвращаться ближе к центральной части России. После войны от прежнего дома в Кольчугино ничего не осталось, и они переехали в г. Пензу. В этом городе жил дальний родственник Харьков В. И. В Ташкенте остались сыновья – Лев и Юрий. Позже Юрий переехал в Пензу к родителям.                   

                     За свой доблестный труд в годы Великой Отечественной войны Михаил Васильевич и Клавдия Ивановна награждены медалями (прил. 10, 11).                 

                     Так же хочу сказать про моего прадедушку по папиной линии – Харькова Андрея Васильевича, который погиб в бою под Сталинградом. Его фамилию можно увидеть на Мамаевом Кургане. Но это уже другая судьба.                      

   

                          

                   

                 

                    

         

                            

                     

                   

                                

                    

          

           

Источники

 

 

  1. Советский тыл в годы Великой Отечественной войны. Учебное пособие по истории СССР для студентов вузов. – М, 1986 / изд. «Высшая школа» с 7.
  2. Там же с 47, 51
  3. Там же с 50-52