Этот мятежный, страшный 1918

Автор: АГЕЕВА Анна Александровна, студентка 17 группы Мокшанского аграрного колледжа

Руководитель: КАМЕНСКАЯ Ольга Юрьевна, преподаватель основ философии

Мокшан, 2007

Молодое поколение верит в возрождение России и осознает важность историко-культурного наследия в этом процессе. И мы, для того, чтобы внести свою посильную лепту, исследуем свои корни. Во все нарастающем потоке информации ищем нравственные ориентиры и находим изобилие их в истории малой своей Родины.

Мокшанская земля славится подвигами и деяниями русского полководца А.В. Суворова и участника русско-японской войны, автора известного вальса «На сопках Маньчжурии» И.А. Шатрова, и знаменитого юриста, расследовавшего дело об убийстве Царской Семьи, Н. А. Соколова, а также видных государственных и политических деятелей, знаменитых врачей, учителей, рабочих и тружеников сельского хозяйства.

Но есть и другие страницы, где кровь являлась главным действующим лицом. Вследствие небывалого эксперимента большевиков  произошло разделение детей одной матери-родины на «белых» и «красных». Один только восемнадцатый год  вместил в себя и убийство царя, и братоубийственную распрю небывалых масштабов.

Хотелось бы через призму Российской истории исследовать события мятежного, трагического восемнадцатого года, которые имели место в Мокшане, и вплести их в канву истории.

Хотелось бы, опираясь на анализ социально-экономической и политической деятельности Советов, охарактеризовать ситуацию в Мокшане до лета 1918 года и показать, что в этот период крестьянство в основном поддерживало Советы; что изменения социально-экономической и политической линии большевиков, начиная с лета 1918 года, привели к ухудшению отношения крестьянства к Советской власти;  что судьба Мокшана в восемнадцатом году была похожей на судьбу губернии, страны; что наша Малая Родина была лишь винтиком в системе Советской власти России.

Хотелось бы привлечь внимание моих сверстников к событиям, происходившим в Мокшане в трагическом 1918 году, пробудить покаянное чувство. Ведь для того, чтобы осмыслить настоящее и принимать правильные решения в будущем, надо хорошо понять прошлое.

Во многом работа основана на материалах Государственного архива Пензенской области.

Установление Советской власти.

3 ноября по личному указанию Ленина из Смольного были направлены опытные большевики В.В. Кураев (уроженец села Успенки Мокшанского района, участник Вооруженного восстания, член ВЦИКа 2го созыва), Г.Я. Гринштейн и несколько матросов Балтийского флота. После ожесточенной борьбы, направленной на большевизацию Пензенской губернии, 16 декабря 1917 года, был создан Пензенский губернский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. А 21 декабря 1917 года  (по старому стилю) власть в городе Пензе перешла к большевикам.

Подогреваемое агитацией, усиливалось крестьянское движение. Только в ноябре в губернии произошло 222 крестьянских выступления. Подвергались разгрому  имения помещиков, владения зажиточных крестьян, хутора, отбирался инвентарь, скот, сено, мука и другое имущество; захватывались помещичьи заводы и склады со спиртом. Опьяненный свободой и кровью, народ посягнул на былое «святая – святых» - владения церкви и монастырей. Активность выступления  наблюдалась в Пензенском (24 выступления), Инсарском (46 выступлений), Нижне-Ломовском и других уездах. 

Мокшанский уезд вышел на первое место по количеству крестьянских выступлений - зарегистрировано было 46.

Здесь имела большое  влияние агитационная работа большевистской организации Мокшана, возглавляемой опытным большевиком И.М. Охлопковым -  участником III Всероссийского съезда Советов, членом ВЦИКа. И хотя организация насчитывала единицы (в Пензе – около ста человек), ее деятельность  хорошо знали как в волостях, так и в губернии.

Большая работа проводилась большевиками в связи с подготовкой к выборам в Учредительное собрание, назначенным на 5 января 1918 года. Листовки с призывами голосовать за список №5 (большевистской партии) появлялись на дверях правлений волостей.

Несмотря на агитацию, итоги выборов показывают, что массы, в большинстве своем, не связывали свою дальнейшую судьбу с большевистской властью.

По Пензенской губернии большевики заняли на выборах второе место. На первом месте были эсеры (по губернии) и кадеты (по городу).

В Мокшанском уезде большинство голосов было отдано также за эсеров (42521 гол.). Большевики и меньшевики-интернационалисты оказались на втором месте (2349 гол). На третьем - кадеты (1635 гол.). Далее с большим отрывом шли народные социалисты (287 гол.), меньшевики и бунд (47 гол.). В целом, около 70% выборщиков проголосовало за эсеров, меньшевиков, кадетов и другие политические партии (по России – 72 %), которые отстаивали буржуазно – демократический путь развития России.

В Пензенской губернии решающую роль в установлении Советской власти сыграл 4-й губернский крестьянский съезд, заявивший, что «подавляющее большинство крестьян уже знакомо с Декретами о мире и о земле». И для подготовки уездных съездов Советов, и для изоляции реакционных  сил, решено было направить «тройки» опытных большевиков из столицы в губернии и уезды. С этой целью в Мокшан в начале января 1918 года из Москвы и Петрограда были присланы Пышкин, Подсотская, Замогильная, Наливайко и другие опытные революционеры.

Они помогли подготовить 2-й Уездный крестьянский съезд, который был намечен на первую декаду января.

«Медлить было нельзя», - писал в автобиографии Охлопков. К этому времени Советская власть уже была установлена в Нижнем Ломове (17 декабря), в Наровчате (20 декабря), Городище и других уездных городах губернии. Последним в этом списке оказался Мокшан.

Сопротивление со стороны контрреволюции здесь было особенно сильным. Съезд длился три дня - с 8 по 10 января 1918 года. В числе его делегатов было 20 большевиков, 30 сочувствующих большевикам, 60 левых эсеров, 50 правых эсеров,  83 беспартийных. Эта расстановка сил предопределила острую борьбу между большевиками и правыми эсерами за беспартийных  делегатов. Съезд принял резолюцию большевиков, выражавшую поддержку Совету комиссаров РСФСР.

Всеми силами пытались удержать власть титулованные горожане, представители разных партий и беспартийные, объединенные одной идеей – не допускать большевизации уезда. Среди них – эсер Константин Федорович Лихачев,  кадет Николай Матвеевич Некрасов (директор гимназии),  беспартийный Василий Игнатьевич Рожковский (титулярный советник Уездной Земской Управы), беспартийный Иван Устинович  Бубнов (купец), правый эсер Егор Петрович Бочкарев (Глава Земской Управы) и  многие другие.

Правым удалось провести на съезде ряд своих резолюций, одна из которых выражала доверие Учредительному Собранию, уже распущенному Советской властью. Под влиянием правых эсеров съезд заявил, что высшей властью в Мокшанском уезде должен быть Крестьянский Съезд, который, «может пользоваться Декретами Народных Комиссаров, поскольку найдет это необходимым».

Этим решением было продемонстрировано недоверие Декретам Совета Народных Комиссаров.

При решении организационных вопросов съезд избрал Совет крестьянских депутатов, большинство голосов было отдано за большевика И.М. Охлопкова.

Большевики, совместно с левыми эсерами, проявили настойчивость и добились созыва III уездного крестьянского съезда, который 17 февраля 1918 года преодолел сопротивление правых эсеров и мирным путем провозгласил установление в городе Советской власти.

К середине февраля 1918 года Советская власть была установлена во всех уездных центрах Пензенской губернии. После этого большевики стали создавать Советы в волостях.

Победоносное шествие Советской власти по волостям губернии, в основном, завершилось к апрелю 1918 года мирным путем. Хотя для устрашения населения иногда использовались нагайки.

Волостными активистами были А.К. Авдеев (Юлово). С.А. Шубин, Д.С. Мышинкин (Плесс) и многие другие большевики и сочувствующие.12)

 Создание однопартийной системы. 

Установление Советской власти не принесло обещанного равенства «для всех сословий». После упразднения сословий и чинов (ноябрь 1917 года) для всего населения устанавливалось единые наименование – гражданин Российской республики. Но в отличие от буржуазных революций на Западе, которые объявили равенство всех перед законом, пролетарская революция установила иные принципы.

В соответствии с Конституцией РСФСР (июль 1918 года) часть населения лишалась практически всех прав и попадала в категорию «лишенцев». К ним были отнесены лица, живущие на нетрудовые доходы, частные торговцы, служители церкви, бывшие сотрудники полиции.  «Лишенцы» не имели избирательного права, не могли занимать многие государственные должности. Ограничения относились и к членам семей, в том числе и к детям, которые уже не могли получить высшее образование.  

Лишение прав сказывалось порой в такой жизненно важной сфере, как распределение продуктов питания.В Мокшане некоторые многодетные «нетрудовые элементы» были лишены продовольственных пайков, что обрекало их на голод. Это видно  из их обращений в Пензенский Губисполком.

Например, «лишенка»  Анна Тимофеевна Генералова в марте 20 года писала в своем прошении: «Вдова, имею при себе 4-х малолетних ребят, из них старшему 16 лет … Не имею пайка … абсолютно никаких средств к существованию. Прошу вернуть реквизированную корову». Постановление Губисполкома было безопеляционным и безжалостным: «Отказать!».

Результаты выборов в Учредительное собрание показали, что крестьяне поддерживали, в основном, эсеров. В ответ на это в Конституцию РСФСР были внесены статьи, по которым ущемлялись крестьянские права – сельские жители могли направить от данного  количества избирателей в пять раз меньше делегатов на съезды Советов, чем рабочие.

Таким образом, в России складывались условия для концентрации всех ветвей власти в руках одной партии. На практике это выразилось в том, что уже в 1918 году большевики вытеснили из всех государственных структур эсеров, меньшевиков и прочих социалистов. А «советская власть» стала синонимом «большевистской власти».

Уже 28 ноября1917 года правительство придало официальный характер понятию «враг народа». Подписанный Лениным декрет гласил: «В полном сознании огромной ответственности, которая ложится сейчас за Советскую власть, за судьбу народа и революции, Совет Народных комиссаров объявляет кадетскую партию … партией врагов народа». Руководители партии подлежали суду  революционных трибуналов.

В Мокшане партия кадетов была на виду и, как показывают результаты выборов в Учредительное собрание, пользовалась популярностью среди населения. Руководитель – директор гимназии Некрасов – выражая интересы своей партии, выступал с агитацией за уже распущенное Учредительное собрание и за роспуск партии большевиков. Он был расстрелян революционным трибуналом в мае 1918 года.

Репрессии касались и членов семей осужденных.  Так, вскоре была подвергнута аресту жена Некрасова. В архиве сохранилось заявление Чуколовской на имя председателя Уисполкома о передаче завтраков в тюрьму для Некрасовой, датированное 31 октября 1918 года.

В лучшем положении оказалась партия эсеров – она не была объявлена «партией врагов народа», как это произошло с кадетами. И какое-то время ей удавалось сотрудничать с большевиками. Ее члены входили в Советы.

Эсеры (социалисты-революционеры) имели большое влияние на массы. Они выступали за безвозмездную передачу земли крестьянам; за борьбу с кулаками, но не с середняком.

На V съезде Советов эсеры получили большинство голосов. За них активно голосовали на губернских и Уездных съездах Советов. Не исключением был и Мокшан. Но радикальные предложения эсеров не приветствовались большевиками. Под разными предлогами начались аресты. После убийства германского посла Мирбаха 6 июля 1918 года членами партии эсеров преследования усилились.

В Мокшане в эти дни на заседании Совета уездных комиссаров был поднят вопрос о соответствии председателя уездного земельного комитета эсера Н.Ф. Лихачева занимаемой должности. В первый раз он был подвергнут аресту 10 июня 1918 года. Резонанс в городе был велик, и по ходатайству члена исполкома Удалова Николай Федорович был освобожден под подписку о невыезде. Но вскоре он вновь был арестован, и лишь 19 ноября «освобожден» из под ареста согласно заявлению о выходе из партии эсеров.

Судьба правого эсера  Е.П. Бочкарева, лесопромышленника, щедрого благотворителя, бывшего Главы города Мокшана, благодаря которому была открыта гимназия в городе, оказалось еще более трагичной. Попав в заложники, он был казнен осенью 1918 года.

Так ломались судьбы горожан на пути формирования однопартийной большевистской системы.

Концентрация власти в руках большевиков на пути складывания однопартийной системы ломала судьбы горожан. На алтарь однопартийной системы были положены не только убеждения но и жизни людей.  Эта закономерность становилась нормой для России. Узнавал ее и Мокшан.

Социально-экономические преобразования Советской власти.

Декрет о земле, принятый Советской властью, который учел наказы крестьян, собранные эсерами, был восторженно встречен основной массой крестьянства. Земля оставалась за ними,  но ее лишались прочие слои общества. 

С этого началась экспроприация частной собственности у имущих. Они лишались всего.

По Декретам от 14 декабря 1917 года и 24 марта 1918 года все недвижимое имущество было изъято и передано в государственную собственность. Государство было озабочено «уплотнением лиц, занимавших слишком большие квартиры и вселением туда лиц, нуждающихся в жилом помещении».

В этой связи хочется сказать о Мокшанских трагедиях имущего населения, сотнями выселенного из своих домов. Это видно из жалоб в Губисполком на «несправедливые» действия Уисполкома, которые беспрерывно посылались на протяжении 18 – 21 годов. Но, как правило, они оставались без удовлетворения.

 Выселение «богатеев» началось сразу после установления советской власти в Мокшане. Но особая активность наблюдалась в июле 1918 года, когда было заявлено: «Положение рабочих не улучшилось, беспощадно выселять из хороших домов буржуазию, размещая ее по казармам и подвалам, а в их дома помещать рабочих… При выселении буржуазии выдавать имущество и мебель в ограниченном количестве, остальное конфисковывалось.

Отняли имущество у бывших купцов Бочкаревых, Батраковых, Генераловых, врача земской управы Пузракова и многих других представителей разных слоев населения. Эти нелегкие вопросы о конфискации рассматривали жилищные комиссии при Уисполкоме. Но то, что конфискованные дома  использовались, зачастую, не по назначению, приводит к выводу: конфискация не была продиктована «насущной необходимостью», а делалось это с целью лишения зажиточных слоев прав владения и распоряжения движимым и недвижимым имуществом. В результате они лишались своей экономической и политической самостоятельности.

После Октября развалилась налоговая система, что выразилось в дефиците бюджета. Для пополнения последнего местным советам разрешалось справляться собственными силами. И в центре, и на местах часто прибегали к налогообложению «классовых врагов» в форме «контрибуции». Так, в октябре 1918 года на зажиточных крестьян была наложена специальная контрибуция в 10 млрд. руб., а в Москве и Петрограде следовало заплатить 3 и 2 млрд. руб. соответственно.

В Мокшане эта мера была применена в мае 1918 года. На заседании президиума Уисполкома было вынесено постановление взыскать контрибуцию «за три дня».

«На буржуазию Мокшана и имущих граждан Пешей и Конной Слободы обложение контрибуцией в размере 150000 рублей (а на содержание Советов и другие расходы рассмотрение отложить до следующего собрания». Дополнительные контрибуции взыскивались не единожды в течение 18 – 21 годов.

В соответствии с Декретом Совнаркома от 21 ноября 1918 года от Губисполкома в Мокшанский Уисполком поступило распоряжение о распределении 125.000.000  - рублевого единовременного чрезвычайного революционного налога на уезды Пензенской губернии и города Пензы, согласно которому имущий класс Мокшана и уезда облагался суммой в 9.400.000 рублей (ср.: на Пензу – 15.000.000, на Пензенский уезд 106.000, на Чембар с уездом 12.000.000, на Инсар с уездом 15.000.000 и т.д.). Контроль за сбором возлагался на Чрезвычайную комиссию и милицию. Сбор осуществлял революционный штаб.

На заседаниях Уисполкома решались вопросы и о займах у торгового класса. В апреле 1918 года эта сумма составила 35.000 рублей. Подобные меры были направлены на обескровливание имущего класса, как наказание. Хотя следует указать, что требуемые суммы не удавалось собрать полностью нигде. Об этом свидетельствуют приписки в постановлениях заседаний Уисполкома Мокшана в виде подобных оговорок: «Генералов, Бубнов, Батраков дать больше не могут».

Следующим шагом в деле национализации было овладение железными дорогами, чья администрация и почти все инженерно – технические работники отказались сотрудничать с новой властью, покинув рабочие места. Это привело к дезорганизации движения поездов. После серьезного противостояния сил революции и контрреволюции к лету 1918 года большинство дорог было национализировано.

Окрыленные очередной победой, Мокшанские большевики решили провести железнодорожную ветку от станции Рамзай. Проект станции поручено было составить специалисту – железнодорожнику инженеру Савойскому. Но из-за недостатка средств мечта не была реализована.

Национализация банков, промышленности была сложным делом. Но еще труднее было найти замену специалистам, покинувшим предприятия, или уволенным. Дело осложнялось тем, что крестьяне, воспользовавшись неорганизованностью властей, восприняли декреты о национализации, как руководство к действию. Так, крестьяне села Долгоруково Мокшанского уезда на  крестьянском сходе (апрель 1918 года) решили поделить не только спирт, находящийся в складах винокуренного завода помещицы Салтыковой-Головкиной, но и разобрали «по винтику и кирпичику» помещение и оборудование. Напуганные происходящим, специалисты уходили со своих рабочих мест, со своих должностей.

Весной 1918 года руководство страны высказало озабоченность слишком быстрыми темпами «атаки на капитал». Но под угрозой полной остановки производства решено было ускорить национализацию промышленности. Усиливала наступление на частную собственность деятельность совнархозов. Они осуществляли национализацию путем безвозмездного отчуждения (конфискации) собственности торговой буржуазии, кулаков в пользу государства. Завершился же этот процесс национализации промышленности в 1920 году.

Наряду с этим решено было провести мероприятия, направленные на строжайший учет и контроль за продукцией, организовать социалистическое соревнование, чтобы достичь наивысшей производительности труда по сравнению с капиталистической. Но, надо сказать, что Советская экономика за 70 с лишним лет так и не смогла  добиться нужных результатов. Хотя были и удачные начинания. Например, строительство кирпичного завода, который действует и в наше время.

Мы уже говорили, что в начале 1918 года началась реализация Декрета о земле, в соответствии с которым крестьяне получили более 150 млн. га удельной помещичьей, монастырской и прочей земли. Крестьяне перестали платить ежегодные платежи помещикам и сельской буржуазии. Кроме этого к крестьянам отошло движимое и недвижимое имущество на 400 млн. руб. Был аннулирован долг крестьянскому поземельному банку.

В феврале 1918 года был принят Закон о социализации земли, который провозгласил переход земли из частной собственности в общенародную. В основу закона был положен эсеровский принцип уравнительного распределения земель между крестьянами.А на деле произошел передел земли в пользу бедноты. Бедняки требовали включить в списки  не только помещичьи, но и земли зажиточных крестьян. Коснулось это и хуторян, получивших земли в результате Столыпинской аграрной реформы. Конфискация земель была основой «черного передела».